Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Содержание

Каннибализм: как люди едят людей

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Откуда у Homo Sapiens желание поедать себе подобных, при чем тут Чарльз Диккенс и что случилось с казанским каннибалом. Предупреждение: если вы очень чувствительны или религиозны, лучше не читайте этот текст.

Каннибализм, как бы страшно это ни звучало, — не такое уж и редкое природное явление. Среди некоторых животных распространена практика поедания своих детенышей или даже половых партнеров (самка богомола — самый распиаренный, но далеко не единственный пример). Но человек, который ест человечину, — это жутко и противоестественно.

Людоед и каннибал — не одно и то же. Пресловутые сорок кошек, которые однажды могут съесть ваше лицо, — это потенциальные людоеды. А вот если какой-нибудь милый парень из Tinder вдруг решит откусить от вас понравившийся кусочек, то это каннибал (или же, как говорят ученые, антропофаг) — тот, кто ест себе подобных.

Есть людей стало неприлично только с развитием цивилизации, и то не везде и не сразу. В доисторические времена любой враг считался мясом, будь это свирепый кабан или воин из соседнего племени. Например, неандертальцы, жившие в Бельгии 40 тысяч лет назад, не только ели друг друга, но и делали орудия из человеческих костей.

Не думайте, что они к вам не имеют никакого отношения. Конечно, наши прямые предки — кроманьонцы, но редкие скрещивания с менее эволюционно успешными соседями все-таки происходили: примерно 4% ДНК современных европейцев и азиатов унаследованы от неандертальцев.

Средство от кашля, дар богам и народные рецепты

С ритуальным каннибализмом в более поздние времена мы регулярно сталкивались в учебниках истории: помните все эти прекрасные традиции испить вина из черепа врага? Многие племена верили в то, что если съесть  противника, то от него передадутся все таланты и умения.

Конкистадоры и миссионеры в свое время подробно описывали ритуальный каннибализм у индейцев майя и ацтеков. У майя этот обычай был связан с ощущением страшной опасности, которая угрожает человечеству. Представьте, что сказки про злобную планету Нибиру, кишащую жаждущими крови пришельцами, — правда, и Земля вот-вот будет уничтожена. Примерно в таком напряжении майя жили постоянно.

Богам полагалось приносить жертвы, в том числе кровавые — но в основном им «дарили» животных. Человеческие жертвы жрецы приберегали для особых случаев.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Если происходило что-то из ряда вон выходящее, жрец предлагал богам человеческую жизнь.
[/attention][/attention][/attention]Обычно у несчастного приговорённого вырывали сердце, а иногда сдирали и кожу.

Жрец облачался в нее и танцевал со своими соплеменниками. Тело убитого есть было не обязательно, но и не наказуемо.

«Этих принесенных в жертву сообща они имели обычай погребать во дворе храма или иначе съедали их, разделив среди тех, кто заслужил, и между сеньорами, а руки и ноги и голова принадлежали жрецу и служителям» — вспоминает в своих замётках францисканец Диего де Ланда.

У некоторых народов человеческая плоть считалась отличным средством от дизентерии и кашля. Например, в таком «медицинском» каннибализме подозревали даяков, аборигенов острова Калимантан.

Даяки 

Диккенс, славные матросы и загадка Арктики

Куда страшнее вынужденный каннибализм. Во-первых, это страшное испытание для человеческой психики, а во-вторых, — для всего общества. Страшную историю плота «Медузы» на «Площади Свободы» уже рассказывала искусствовед Алена Тоже.

Еще один хрестоматийно жуткий случай произошел в Великобритании в XIX веке и связан с открытием Северного морского пути. В 1845 года два британских корабля — «Террор» и «Эребус» — под предводительством 59-летнего сэра Джона Франклина отправились осваивать Арктику. В экспедиции приняли участие чуть больше 100 человек.

В один не очень прекрасный момент что-то пошло не так: оба корабля вместе с экипажами загадочным образом исчезли.

По-видимому, «Террор» и «Эребус» попросту не смогли высвободиться из ледяного плена и оказались навечно затерты арктическими льдами, а члены экипажа погибли. Еды не хватало, и некоторые из членов команды начали практиковать каннибализм.

Впервые об этом заговорил английский врач и путешественник Джон Рэй. В 1854 году он отправился изучать канадское побережье Северного Ледовитого океана.

Там он встретился с местными эскимосами. Они передали ему некоторые предметы, оставшиеся от пропавшей экспедиции, и рассказали о том, как умирал экипаж.

Они упомянули, что белые пришельцы ели себе подобных и были абсолютно истощены. Скорее всего, часть команды покинула корабли и отправилась на поиски помощи, но так и не нашла ее.

На основе рассказов эскимосов Рэй объявил, что каннибализм был, — и столкнулся с ожесточенной реакцией викторианского сообщества.

В мире благородных леди и галантных джентльменов это было немыслимо.  Чарльз Диккенс резко осудил Рэя и заявил, что такое поведение не присуще бравым морякам Королевского британского флота.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Другое дело эскимосы: опасные дикари и невежественные создания (сегодня авторы этих статей точно разорились бы на штрафах за неполиткорректность).
[/attention][/attention][/attention]

Поэтому их рассказы было предложено подвергнуть сомнению.

Версия о каннибализме нашла подтверждение много лет спустя — современные исследователи изучили найденные останки некоторых членов экипажа кораблей и обнаружили свидетельства того, что мясо с их костей не было съедено дикими зверями. Скорее всего, его аккуратно срезали ножом.

Дэн Симмонс в 2007 году написал роман о судьбе «Террора» и «Эребуса», а в прошлом году вышел сериал от канала AMC. Так что если хотите посмотреть на подробную хронику событий, насладиться эскимоской мифологией, а заодно разобраться, как непогрешимые британские моряки из фантазий Диккенса могли решиться на страшное — посмотрите «Террор», там всего 10 эпизодов.

Современные каннибалы

Не думайте, что это такие скромные, неприметные ребята. Среди них есть настоящие звезды. Чаще всего, правда, каннибализм сопровождает психическое расстройство вроде параноидальной шизофрении или социопатии.

Одним из самых известных каннибалов современности был японский «Ганнибал Лектер», Иссей Сагава. Франкофил, эстет и интересный собеседник. В 80-х годах прошлого века Сагава приехал в Париж, чтобы учиться в Сорбонне. Там он встретил очаровательную студентку — голландку Рене Хартевельт.

Их роман длился месяц: они считали друг другу стихи, разговаривали о прекрасном и всячески наслаждались жизнью.

В один погожий денек Сагава убил Рене, расчленил ее, отведал и отправился в кино — отдохнуть и развеяться. Останки возлюбленной он оставил в Булонском лесу.

Его быстро арестовали.

Он решил заняться литературой — благо, времени в тюрьме было хоть отбавляй. Сагава написал автобиографическую книгу-исповедь под названием «В тумане». Она быстро стала бестселлером.

В Казани тоже был свой каннибал: серийный убийца Алексей Суклетин, известный как «Казанский людоед» или «Аллигатор». С 1979 по 1985 год он убил и съел минимум 7 человек, и в этом ему помогала его девушка, Мадина Шакирова.

В отличие от экстравагантного японца, Суклетин не привлекал внимания и жил незаметно: работал сторожем в пригороде Казани, в Васильево, казался начитанным, умным, но тихим человеком, не любящим шумные компании. На самом деле Суклетин мечтал убивать. О своём желании он сообщил Шакировой, и та согласилась ему помочь. Они вместе убивали молодых девушек. Суклетин насиловал жертв, перерезал им горло, расчленял и ел.

Сначала Суклетина задержали по обвинению в вымогательствах: он вместе с Шакировой вел небольшой «бизнес». Она брала такси и соблазняла шофера. Если шофер поддавался, то, как только он уединялся с Мадиной в ее доме, туда приходил Суклетин с сообщником. Они изображали мужа и брата, угрожали избиением и требовали денег.

Представьте, какой шок был у следователей, когда они обнаружили в доме сторожа «полведра топленого сала» из человечины и человеческие кости. Суклетина арестовали и вскоре расстреляли. Мадина получила 15 лет тюрьмы.

В отличие от Суклетина, еще одному известному каннибалу, немцу Армину Майвесу удалось отделаться тюремным заключением.

Он известен тем, что в начале 2000-х дал объявление в интернете, что ищет человека, готового быть съеденным. Вы не поверите, но такой человек нашёлся.

Программист компании Siemens AG Юрген Брандес написал Майвесу: «Надеюсь, Вы пишете это серьёзно. Я действительно хочу этого».

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Мужчины встретились, занялись сексом, а после этого Майвес отрезал пенис Брандеса. Партнеры вместе съели его. Затем он убил Браденса. Его мясом он питался десять месяцев. Майвеса арестовали после очередного объявления о поиске жертвы. Его признали виновным в непредумышленном убийстве и дали 8,5 лет лишения свободы. В тюрьме Майвес стал убежденным вегетарианцем и эко-активистом.
[/attention][/attention][/attention]

До сих пор возникают споры, можно ли считать жертвой Браденса, если он сам хотел быть съеденным — и как относиться к тем, кто такие желания исполняет. Ужас в том, что Майвес — далеко не единственный убийца, воспользовавшийся странными фантазиями своей жертвы. Но это уже совсем другая история.

Источник: https://svobody.pl/posts/kannibalizm-kak-lyudi-edyat-lyudey

+14..Племена каннибалов: мамбила, ангу, бачесу и другие…Слабонервным не читать.

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
vseneobichnoe

В диких племенах даже сегодня находится небезопасно. И не по тому, что туземцы не признают более развитую половину человечества, а по той причине, что незваный гость может запросто стать изысканным ужином.

От южных морей до Ванкувера, от Вест-Индии до Ист-Индии, в Полинезии, Меланезии, Австралии и Новой Зеландии, Северной, Восточной, Западной и Центральной Африке, на всей территории Южной Америки – каннибализм явление довольно распространенное.Одним из таких племен-каннибалов и сегодня является мамбила, хотя, согласно общепринятому закону, подобные «пиршества» строго караются. Племя проживает небольшой группой в Нигерии, это Западная Африка. Первые сообщения о массовых поеданиях людей стали поступать от членов благотворительных миссий еще в середине 20 века. Ведь тогда каннибализм был строго обязателен для всего населения, от мала до велика. Согласно поверью, тела врагов поедались прямо на месте боя. Мясо отрезалось большим ножом. Считалось, что сила врага перейдет к победителям вместе с его плотью.«До последнего времени все мамбилы поголовно были каннибалами и могли бы оставаться таковыми, если бы только не страх перед властями. Они обычно съедали мясо убитых на войне врагов, а к таковым относились и жители соседней деревни, с которыми они заключали браки во время мира. Таким образом, вполне мог произойти такой случай, когда воин пожирал труп своего родственника. Были случаи, когда во время стычки между двумя деревнями мамбилы убивали и съедали братьев своих жён. Однако они никогда не ели своего тестя, т.к. это, по их мнению, могло вызвать серьёзное заболевание или даже преждевременную смерть.В каннибализме мамбилов религиозные представления не играли особой роли. Когда их об этом спрашивали, то туземцы просто отвечали, что едят человеческую плоть, потому что она – мясо. Когда они убивали врага, то разрезали на куски его тело и съедали обычно в сыром виде без всяких формальностей. Отдельные куски они приносили домой для стариков, которые тоже лакомились ими из-за своей неуёмной страсти к такому продукту. Они съедали даже внутренности человека, которые перед этим извлекали, мыли и варили.Черепа врагов, как правило, сохранялись. И, когда молодые люди впервые отправлялись на войну, их заставляли пить либо пиво, либо особое снадобье из черепа, чтобы вселить в них больше мужества. Женщинам, однако, не позволялось есть человеческую плоть, как женатым мужчинам запрещалось питаться мясом женщин, убитых во время налёта на деревню. Но неженатые старики могли есть женское мясо сколько душе угодно», – писал в своей первой книге антрополог К.К. Мик.Подобных традиций придерживалось и племя ангу, которое обитало в горных районах на юго-западе Новой Гвинеи. Это племя и сегодня считается одним из самых воинственных и кровожадных. Но в пищу шли не только убитые враги. Нередко на стол попадали и родители, которые поедались до того, как впадут в старческое слабоумие или потеряют память. Для ритуального убийства приглашали мужчину из другой семьи. За определенную плату он убивал старика. Нередко ритуал убийства сопровождался групповым гомосексуальным изнасилованием мальчика, не достигшего 14 лет. После этого тело омывалось и поедалось. Все, кроме головы. Перед нею проводились магические ритуалы, молились, с ней советовались и ее просили о помощи и защите.В Новой Гвинее человеческую плоть обычно варили, но гораздо реже встречался обычай тушить её. Пенис, считавшийся особо почитаемой пищей, рассекался пополам и поджаривался на раскалённых углях. Лучшими частями тела, настоящими “деликатесами”, там называли язык, руки, ступни ног и грудные железы. Мозг, извлечённый из “большой дыры” в сваренной голове, разрезался на кусочки, которые были самым лакомым угощением. Кишки и прочие внутренности тоже съедались, как яичники и женские наружные половые органы, к тому же очень многие члены племени предпочитали есть такое мясо сырым.Не лучший прием ожидал и незваных гостей. Если в деревню доставлялись одновременно два пленника, в этих племенах убивали сразу одного из них на глазах другого и зажаривали, чтобы вторая жертва видела жуткую предсмертную агонию соплеменника. Другим проявлением утончённого варварства были заострённые щепки, которые втыкали в тело жертвы, а затем поджигали.Несколько более гуманными считаются племена бачесу (Уганда), тукано, кобене, жумано (Амазония). Они поедают только трупы умерших родственников. Причем это – знак истинного уважения к почившему. К трапезе приступают примерно через месяц. Тогда полуразложившийся труп кладут в огромный металлический чан и варят до тех пор, пока весь этот «суповой набор» не начнет жутко вонять. Да, труп варится без воды, поэтому к моменту «готовки» в чане остаются одни угольки. Позже, угли растирают в порошок и используют в виде специй, а так же как одно из составляющих «напитка мужества». Его должны пить все воины племени. Утверждают, что это помогает им быть более мужественными и мудрыми.Впрочем, охота за «белым мясом» продолжается и сегодня. Естественно, теперь это носит больше скрытый характер, и никто из современных каннибалов о своих вкусовых пристрастиях не станет кричать. Однако все знают, что такие дикие привычки неискоренимы, ведь человечина – своего рода особый наркотик.

источник


. ?

|

vseneobichnoe

Депутаты Госдумы подготовили поправки в закон “О воинской обязанности и военной службе” и направили документ в Минобороны.

По сведениям издания, депутаты Госдумы предлагают разрешить военную службу всем женщинам в возрасте от 18 до 27 лет.Одна из авторов поправок, депутат Госдумы Татьяна Москалькова заявила, что главная идея женского призыва — уравнять женщин в правах с мужчинами.”Не надо стимулировать женщин идти в армию. Нужно просто тех, кто уже замотивирован и хотел бы служить, не лишать их этой возможности. Это обусловлено гендерным равенством и правом женщины служить в Вооруженных силах”, — отметила она.Напомним, идея о подготовке законопроекта о призыве женщин в армию появилась в Госдуме в конце прошлого года.В ходе опроса исследовательского центра портала Superjob.ru выяснилось, что примерно половина респондентов (49%) одобряет идею добровольного призыва женщин в армию. Однако большинство потенциальных “призывниц” (в возрасте от 18 до 27 лет), служить в армии не хотят. “У меня муж и маленькая дочка — это посложнее армии!”; “Сейчас жизнь так интересна! Просто нет времени”; “Женщины должны рожать и воспитывать детей”, — говорят участницы опроса.

источник


.

Источник: https://vseneobichnoe.livejournal.com/1275076.html

Последние племена каннибалов в Папуа Новой Гвинее

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Эпоха Людовика XIV — блестящая и пышная, как и сам «король-солнце», но под внешним блеском дворцов кипели страсти и лежал целый мир, где жены травили мужей, отцов и братьев, а «порошок наследника» был самым ходовым товаром у многочисленных ворожей и колдунов.

Аббаты служили «черные мессы» над обнаженными женскими телами, а офицеры гвардии открывали алхимические лаборатории, продавая отраву всем желающим.

Знаменитое «Дело о ядах» с 1675 по 1682 годы наделало столько шума, что даже Александр Дюма-отец напишет о нем в своем произведении «История знаменитых преступлений». 

Маркиза-отравительница

Портрет Маркизы де Бренвилье

«В этой женщине было одновременно нечто и от Локусты, и от Мессалины; даже в древности мы не находим ничего подобного». Так описывает Дюма маркизу де Бренвилье, с которой и началось «Дело о ядах».

Мари-Мадлен-Маргарита — так звали будущую маркизу — родилась в 1630 году в семье весьма влиятельного и богатого судьи. Как утверждает британская исследовательница Анна Сомерсет в своей книге «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV», детство у будущей маркизы не задалось.

В семилетнем возрасте она потеряла девственность, а позже, уже в возрасте десяти лет, сожительствовала со своими родными братьями, как она утверждала в своих воспоминаниях: «совершала инцест три раза в неделю, возможно, триста раз». Неизвестно, насколько об этом был осведомлен ее отец, но когда ее выдали за маркиза де Бренвилье, Мари продолжила вести распутный образ жизни, поощряемая супругом — таким же распутником и мотом.

Когда пошли слухи о том, что замужняя дочь в открытую появляется в обществе со своим новым любовником, гвардейским офицером, капитаном Жаном де Сент-Круа, ее отец решил устроить парочке размолвку, и посадил молодого человека в Бастилию.

Там капитан познакомился с итальянским алхимиком по имени Антонио Экзили, также известныма как Николо Эгиджио, профессиональным отравителем, ранее служившим шведской королеве Кристине.

Обучившись во время заключения мастерству изготовления ядов, после освобождения Жан собрал свою алхимическую лабораторию.

Правда, Анна Сомерсет в своей книге подвергает это сомнению: за шесть недель в тюрьме де Сент-Круа не овладел бы тонкостями такого искусства. В большей степени обучению мог способствовать придворный ученый Кристоф Глазер, с которым по службе мог пересекаться гвардейский офицер. Глазер был видным ученым своей эпохи.

Он известен как автор книги с безобидным по нашим меркам названием «Справочник по химии» (1663), пережившей множество изданий. В ней он предлагал рецепты исцеляющего порошка из черепа человека, умершего от насильственной смерти, или мази из раствора, извлеченного из свежей мочи детей в возрасте от восьми до двенадцати лет.

Также в его честь назван минерал глазерит.

Любовница Сент-Круа быстро прознала о его умениях, а по слухам, даже помогала в тестировании действия ядов, давая их своим слугам и пациентам городских лечебниц для бедняков. Позже мадам де Бренвилье утверждала, что Глазер разработал уникальную формулу, которая намного превосходит более легкодоступные яды и которую Сент-Круа приобрел у него.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Набравшись опыта, маркиза через своего доверенного слугу по имени Гаскон начала травить своего отца.
[/attention][/attention][/attention]

Лакей подмешивал небольшие дозы яда в еду в течение восьми месяцев, а когда отец уже лежал на смертном одре, дочь сама ухаживала за больным, подмешивая последние дозы яда ему в бульон.

Став наследницей немалого состояния и быстро его промотав, маркиза взялась за братьев, устроив к ним на службу другого доверенного слугу, Жана Амелена со странным прозвищем Лашоссе (фр. «тротуар»).

Маркиза травит отца

Тот отлично втерся в доверие, и совершал свою черную работу так, что в конце, последний из умирающих братьев, уже понимая, что его травят, все еще доверял Амелену. Когда оба брата скончались в мучениях, маркиза решила избавиться и от сестры-монахини, а заодно и от дочери. Но тут вмешалась случайность.

Дело в том, что ее любовник, де Сент-Круа уже давно побаивался своей возлюбленной, поэтому собирал на всякий случай доказательства ее дел. В небольшой шкатулке он хранил письма, где маркиза признавалась в убийстве отца, а также флаконы с ядом.

По одной из версий, однажды в процессе очередного алхимического эксперимента капитан надышался испарений и умер; полиция обнаружила в его лаборатории доказательства преступлений, от которых вздрогнул весь Париж.

Правда, Сомерсет утверждает, что все было гораздо прозаичней: горе-алхимик просто умер после болезни — а вот история со шкатулкой, кажется, правдивая.

Маркизу подвела её же собственная глупость. После смерти Сент-Круа никто не собирался проводить какое-либо расследование. В самом начале процесса в руке мертвого был обнаружен бумажный свиток с надписью «Мое признание».

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Поскольку капитана тогда не подозревали ни в каких преступлениях, было решено, что тот просто признается в мелких грешках — а значит, бумага попадает под тайну исповеди — и по общему согласию ее сожгли. И никто не стал бы интересоваться шкатулкой, если бы не пришел лакей маркизы, и не стал требовать ее, вызвав таким образом подозрение полицейских.
[/attention][/attention][/attention]

Которое еще больше укрепилось, когда сама маркиза прибыла к начальнику полиции с требованием отдать ей эту самую шкатулку. После такого интереса маркизы, у которой недавно так удачно для нее скончался отец и два брата, полицейские решили проверить, что лежит в заветной шкатулке. И обнаружили там обличающие маркизу документы и некие вещества во флаконах.

Решили проверить флаконы на животных. Кошка, собака и петух скончались в мучениях, подтвердив, что там были яды, и полиция, арестовав слугу и пытав его, выяснила про дела маркизы, а та, ударилась в бега.

Арест маркизы

Ее арестовали через некоторое время в монастыре, где она написала «Исповедь», в которой рассказала и о сексуальной связи с братьями, и об убийствах. Во время конвоирования до Парижа она много раз пыталась покончить с собой, неоднократно глотая стекло и булавки, а также, как пишет в своей книге Анна Сомерсет, пыталась пронзить себя острой палкой, вставленной во влагалище.

Пытка маркизы: отравительницу заставили выпить 16 пинт воды

После расследования и многочисленных пыток в июле 1676 года король приказал казнить маркизу, несмотря на ее высокое положение — и палач обезглавил ее на площади. После этого тело сожгли, а пепел развеяли над городом, и вроде бы все должно было успокоиться.

Париж сатанистов и отравителей

Перед тем как отправиться на эшафот, на суде маркиза де Бренвилье заявила следующее: «Половина тех, кого я знаю, — людей знатных — занята тем же, что и я… Я потяну их за собой, если решу заговорить».

Она вполне могла это знать, так как вращалась в высоких кругах — среди этой самой знати. Король, взбудораженный этим заявлением, приказал генералу-лейтенанту парижской полиции Габриэлю Никола де ла Рейни вплотную заняться расследованием.

Генерал занялся, раскопав немало любопытной информации.

Адвокат по фамилии Перрен донес генералу, что на одной из пирушек встретил гадалку по имени Мари Босс: та хвалилась, что к ней ходят многие знатные дамы за ядами. К ней была отправлена жена одного из полицейских. Та пожаловалась на мужа, и гадалка вручила ей баночку с ядом, после чего была арестована — и начала сдавать своих подельниц и соперниц по опасному бизнесу. 

Оказалось, что весь Париж опутан сетью колдунов, астрологов и ворожей, которые по заказу занимаются гаданием, а если клиенту хочется — и подправлением судьбы с помощью колдовских ритуалов и яда.

И что самое неприятное — к ним часто обращаются женщины из высшего света, которым надоел муж или богатенький отец.

Парижане даже с иронией стали называть яд «порошком наследников», настолько этот способ решения финансовых проблем был популярен.

Страх перед отравителями был так велик, что как писал современник, в городе стояла атмосфера полного недоверия окружающим: «Каждый глаз не спускал с соседа, и даже члены одной семьи подозревали друг друга… Брат или сестра не решались есть или пить то, что им подавали другой брат или другая сестра». 

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Да и сами ворожеи друг друга отнюдь не жаловали. Например, когда гадалка по имени Монтиньи гостила у коллеги по имени Ла Шерон, она вытерла лицо платком, оставленным Мари Босс — и у нее начало резко опухать лицо. Колдуньи решили, что платок был пропитан токсичным веществом, и Ла Шерон спасла подругу, помочившись в туфлю, и заставив ее выпить, вызвав таким образом рвоту.
[/attention][/attention][/attention]

По приказу короля для расследования подобных преступлений была создана «Огненная палата». В 16-м веке аналогичный трибунал учреждали для рассмотрения дел о ереси. По традиции он заседал в Арсенале, в комнате, обтянутой черной тканью и освещенной факелами.

Людовик XIV

Гадалки и ворожеи занимались и другими услугами для знатных дам — изготавливали приворотные зелья и принимали караемые в то время смертной казнью аборты.

Причем это не мешало им считать себя образцовыми христианками.

Например, одна из них, мадам Лепер, заявляла, что она спасала души зародышей, так как крестила их и хоронила на освященном кладбище, хотя многие просто закапывали их в саду или сжигали в печи.

После ареста многих гадалок, вскрылись другие подробности их деятельности. Оказалось, что кроме простого отравления, знатные дамы иногда заказывали «черные мессы» — обряды сатанистов, в которых участвовали некоторые священники. 

Арестовав одного из них, некоего аббата Гибура, полицейские узнали, как проходили такие мессы. Для этого нужна была девушка и часто это были сами гадалки, но иногда пользовались проституткой, а были случаи, когда сами благородные дамы участвовали в подобном ритуале.

Черная месса

Обнаженная женщина лежала на матрасе, опираясь на два стула, расположенных довольно близко друг к другу.

Голова высовывалась назад через одну сторону, находясь на подушке, помещенной в другое немного более низкое кресло, в то время как на другом конце ноги оставались висящими.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
На ее живот клали крест и чашу и над ним читали заклинание, принося в жертву ребенка, которого обычно покупали у нищих. Кровь ребенка сливали в чашу, а из внутренностей и сердца делали магические эликсиры.
[/attention][/attention][/attention]

Рассказывая о «черных мессах», Гибур упомянул такие подробности, от которых уже сам король Луи пришел в замешательство.

Всесильная фаворитка 

«Соседка»

Как утверждал аббат-сатанист, в нескольких ритуалах участвовала мадам де Монтеспан, фаворитка Людовика-XIV, родившая ему семерых детей, и долгое время имевшая на него неограниченное влияние. При этом, Гибур утверждал, что дама во время ритуала была обнажена, и лишь лицо и одну грудь она закрыла вуалью. Целью же «черной мессы» было вернуть утраченное на короля влияние.

Тряхнув других арестованных ворожей, выяснили, что к одной из них, наиболее знаменитой Катри́н Монвуазе́н по прозвищу «Соседка», не раз приходила служанка фаворитки, мадемуазель Дэз-Ойе, и заказывала приворотные зелья.

А тот же аббат Гибур рассказал о ритуале, в котором участвовала мадемуазель Дэз-Ойе, целью которого была смерть короля. В чашу налили ее менструальную кровь, затем некий англичанин, имени которого аббат не назвал, мастурбировал в сосуд, после чего туда добавили кровь и муку из сушеных летучих мышей и прочитали над этим заклинание.

Более того, дочь этой самой «Соседушки», призналась, что ее мать хотела по заказу мадемуазель Дэз-Ойе отравить короля, передав ему прошение, написанное на бумаге, пропитанной токсичным веществом. Также она планировала убить новую фаворитку любвеобильного Луи, Анжелику де Фонтанж, продав ей отравленные перчатки и кусок ткани.

После таких открытий король, не желавший выносить сор из избы, лично изъял и уничтожил все признания, бросавшие тень на его фаворитку, а все, кто давал показания против нее, были отправлены в дальние крепости, и так и сгнили там. Деятельность же «Огненной палаты» была постепенно свернута.

Самое же любопытное, что несмотря на то, что по делу отравителей проходили принцесса, три герцога, три маркиза, четыре герцогини, две графини, одна виконтесса и многочисленные нетитулованные дворяне, казнена была только маркиза де Бренвилье. Остальные либо получили штрафы, либо уехали на время из страны, либо вообще отделались легким испугом. Мадам де Монтеспан не получила никакого наказания, но король окончательно охладел к ней.

Мадам де Монтеспан с детьми от короля

А вот простонародье пострадало гораздо больше. Казнили тридцать шесть человек, в основном изготовителей ядов. В их числе на костер отправилась «Соседушка». Она до последнего отбивалась от охраны и даже пыталась затушить костер. На ее казнь привели посмотреть ее четырнадцатилетнюю дочь, чтобы она не повторила судьбу матери.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Гибур же, как и другие священники-сатанисты, которые были арестованы по этому делу, отправились в тюрьмы, где и умерли.
[/attention][/attention][/attention]

В 1682 году король объявил вне закона деятельность всех магов, колдунов и ворожей. И если это и дало какой-то эффект, то временный. Еще при жизни «короля-солнце», в 1702 году полиция разгромила новую сеть колдунов, ворожей и отравительниц, возглавляемую Марией-Анной де Ла Вилле. В детстве она увлекалась оккультизмом, и пыталась вызвать демонов.

Затем создала команду из охотников на сокровища, которые пытались искать их с помощью заклинаний. Позже она открыла свои «салоны магии», где занималась тем же, за что в свое время казнили десятки человек.

Во время расследования выяснилось, что частью высокопоставленных клиентов Ла Вилле были бывшие клиенты «Соседушки», все еще нуждавшиеся в черной магии и «порошке наследников».

Подробнее дело о ядах разбирается в книге Анны Сомерсет «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV» и документальном фильме «Тайны Парижа. Дело о ядах. Загробные тайны / L’affaire des poisons, et Secrets d’outre tombe».

Источник: https://klikabol.mirtesen.ru/blog/43580366505/Poslednie-plemena-kannibalov-v-Papua-Novoy-Gvinee

Каннибализм: как люди едят людей

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Откуда у Homo Sapiens желание поедать себе подобных, при чем тут Чарльз Диккенс и что случилось с казанским каннибалом. Предупреждение: если вы очень чувствительны или религиозны, лучше не читайте этот текст.

Каннибализм, как бы страшно это ни звучало, — не такое уж и редкое природное явление. Среди некоторых животных распространена практика поедания своих детенышей или даже половых партнеров (самка богомола — самый распиаренный, но далеко не единственный пример). Но человек, который ест человечину, — это жутко и противоестественно.

Людоед и каннибал — не одно и то же. Пресловутые сорок кошек, которые однажды могут съесть ваше лицо, — это потенциальные людоеды. А вот если какой-нибудь милый парень из Tinder вдруг решит откусить от вас понравившийся кусочек, то это каннибал (или же, как говорят ученые, антропофаг) — тот, кто ест себе подобных.

Есть людей стало неприлично только с развитием цивилизации, и то не везде и не сразу. В доисторические времена любой враг считался мясом, будь это свирепый кабан или воин из соседнего племени. Например, неандертальцы, жившие в Бельгии 40 тысяч лет назад, не только ели друг друга, но и делали орудия из человеческих костей.

Не думайте, что они к вам не имеют никакого отношения. Конечно, наши прямые предки — кроманьонцы, но редкие скрещивания с менее эволюционно успешными соседями все-таки происходили: примерно 4% ДНК современных европейцев и азиатов унаследованы от неандертальцев.

Средство от кашля, дар богам и народные рецепты

С ритуальным каннибализмом в более поздние времена мы регулярно сталкивались в учебниках истории: помните все эти прекрасные традиции испить вина из черепа врага? Многие племена верили в то, что если съесть  противника, то от него передадутся все таланты и умения.

Конкистадоры и миссионеры в свое время подробно описывали ритуальный каннибализм у индейцев майя и ацтеков. У майя этот обычай был связан с ощущением страшной опасности, которая угрожает человечеству. Представьте, что сказки про злобную планету Нибиру, кишащую жаждущими крови пришельцами, — правда, и Земля вот-вот будет уничтожена. Примерно в таком напряжении майя жили постоянно.

Богам полагалось приносить жертвы, в том числе кровавые — но в основном им «дарили» животных. Человеческие жертвы жрецы приберегали для особых случаев.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Если происходило что-то из ряда вон выходящее, жрец предлагал богам человеческую жизнь.
[/attention][/attention][/attention]Обычно у несчастного приговорённого вырывали сердце, а иногда сдирали и кожу.

Жрец облачался в нее и танцевал со своими соплеменниками. Тело убитого есть было не обязательно, но и не наказуемо.

«Этих принесенных в жертву сообща они имели обычай погребать во дворе храма или иначе съедали их, разделив среди тех, кто заслужил, и между сеньорами, а руки и ноги и голова принадлежали жрецу и служителям» — вспоминает в своих замётках францисканец Диего де Ланда.

У некоторых народов человеческая плоть считалась отличным средством от дизентерии и кашля. Например, в таком «медицинском» каннибализме подозревали даяков, аборигенов острова Калимантан.

Даяки 

Диккенс, славные матросы и загадка Арктики

Куда страшнее вынужденный каннибализм. Во-первых, это страшное испытание для человеческой психики, а во-вторых, — для всего общества. Страшную историю плота «Медузы» на «Площади Свободы» уже рассказывала искусствовед Алена Тоже.

Еще один хрестоматийно жуткий случай произошел в Великобритании в XIX веке и связан с открытием Северного морского пути. В 1845 года два британских корабля — «Террор» и «Эребус» — под предводительством 59-летнего сэра Джона Франклина отправились осваивать Арктику. В экспедиции приняли участие чуть больше 100 человек.

В один не очень прекрасный момент что-то пошло не так: оба корабля вместе с экипажами загадочным образом исчезли.

По-видимому, «Террор» и «Эребус» попросту не смогли высвободиться из ледяного плена и оказались навечно затерты арктическими льдами, а члены экипажа погибли. Еды не хватало, и некоторые из членов команды начали практиковать каннибализм.

Впервые об этом заговорил английский врач и путешественник Джон Рэй. В 1854 году он отправился изучать канадское побережье Северного Ледовитого океана.

Там он встретился с местными эскимосами. Они передали ему некоторые предметы, оставшиеся от пропавшей экспедиции, и рассказали о том, как умирал экипаж.

Они упомянули, что белые пришельцы ели себе подобных и были абсолютно истощены. Скорее всего, часть команды покинула корабли и отправилась на поиски помощи, но так и не нашла ее.

На основе рассказов эскимосов Рэй объявил, что каннибализм был, — и столкнулся с ожесточенной реакцией викторианского сообщества.

В мире благородных леди и галантных джентльменов это было немыслимо.  Чарльз Диккенс резко осудил Рэя и заявил, что такое поведение не присуще бравым морякам Королевского британского флота.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Другое дело эскимосы: опасные дикари и невежественные создания (сегодня авторы этих статей точно разорились бы на штрафах за неполиткорректность).
[/attention][/attention][/attention]

Поэтому их рассказы было предложено подвергнуть сомнению.

Версия о каннибализме нашла подтверждение много лет спустя — современные исследователи изучили найденные останки некоторых членов экипажа кораблей и обнаружили свидетельства того, что мясо с их костей не было съедено дикими зверями. Скорее всего, его аккуратно срезали ножом.

Дэн Симмонс в 2007 году написал роман о судьбе «Террора» и «Эребуса», а в прошлом году вышел сериал от канала AMC. Так что если хотите посмотреть на подробную хронику событий, насладиться эскимоской мифологией, а заодно разобраться, как непогрешимые британские моряки из фантазий Диккенса могли решиться на страшное — посмотрите «Террор», там всего 10 эпизодов.

Современные каннибалы

Не думайте, что это такие скромные, неприметные ребята. Среди них есть настоящие звезды. Чаще всего, правда, каннибализм сопровождает психическое расстройство вроде параноидальной шизофрении или социопатии.

Одним из самых известных каннибалов современности был японский «Ганнибал Лектер», Иссей Сагава. Франкофил, эстет и интересный собеседник. В 80-х годах прошлого века Сагава приехал в Париж, чтобы учиться в Сорбонне. Там он встретил очаровательную студентку — голландку Рене Хартевельт.

Их роман длился месяц: они считали друг другу стихи, разговаривали о прекрасном и всячески наслаждались жизнью.

В один погожий денек Сагава убил Рене, расчленил ее, отведал и отправился в кино — отдохнуть и развеяться. Останки возлюбленной он оставил в Булонском лесу.

Его быстро арестовали.

Он решил заняться литературой — благо, времени в тюрьме было хоть отбавляй. Сагава написал автобиографическую книгу-исповедь под названием «В тумане». Она быстро стала бестселлером.

В Казани тоже был свой каннибал: серийный убийца Алексей Суклетин, известный как «Казанский людоед» или «Аллигатор». С 1979 по 1985 год он убил и съел минимум 7 человек, и в этом ему помогала его девушка, Мадина Шакирова.

В отличие от экстравагантного японца, Суклетин не привлекал внимания и жил незаметно: работал сторожем в пригороде Казани, в Васильево, казался начитанным, умным, но тихим человеком, не любящим шумные компании. На самом деле Суклетин мечтал убивать. О своём желании он сообщил Шакировой, и та согласилась ему помочь. Они вместе убивали молодых девушек. Суклетин насиловал жертв, перерезал им горло, расчленял и ел.

Сначала Суклетина задержали по обвинению в вымогательствах: он вместе с Шакировой вел небольшой «бизнес». Она брала такси и соблазняла шофера. Если шофер поддавался, то, как только он уединялся с Мадиной в ее доме, туда приходил Суклетин с сообщником. Они изображали мужа и брата, угрожали избиением и требовали денег.

Представьте, какой шок был у следователей, когда они обнаружили в доме сторожа «полведра топленого сала» из человечины и человеческие кости. Суклетина арестовали и вскоре расстреляли. Мадина получила 15 лет тюрьмы.

В отличие от Суклетина, еще одному известному каннибалу, немцу Армину Майвесу удалось отделаться тюремным заключением.

Он известен тем, что в начале 2000-х дал объявление в интернете, что ищет человека, готового быть съеденным. Вы не поверите, но такой человек нашёлся.

Программист компании Siemens AG Юрген Брандес написал Майвесу: «Надеюсь, Вы пишете это серьёзно. Я действительно хочу этого».

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Мужчины встретились, занялись сексом, а после этого Майвес отрезал пенис Брандеса. Партнеры вместе съели его. Затем он убил Браденса. Его мясом он питался десять месяцев. Майвеса арестовали после очередного объявления о поиске жертвы. Его признали виновным в непредумышленном убийстве и дали 8,5 лет лишения свободы. В тюрьме Майвес стал убежденным вегетарианцем и эко-активистом.
[/attention][/attention][/attention]

До сих пор возникают споры, можно ли считать жертвой Браденса, если он сам хотел быть съеденным — и как относиться к тем, кто такие желания исполняет. Ужас в том, что Майвес — далеко не единственный убийца, воспользовавшийся странными фантазиями своей жертвы. Но это уже совсем другая история.

Источник: https://svobody.pl/posts/kannibalizm-kak-lyudi-edyat-lyudey

+14..Племена каннибалов: мамбила, ангу, бачесу и другие…Слабонервным не читать.

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
vseneobichnoe

В диких племенах даже сегодня находится небезопасно. И не по тому, что туземцы не признают более развитую половину человечества, а по той причине, что незваный гость может запросто стать изысканным ужином.

От южных морей до Ванкувера, от Вест-Индии до Ист-Индии, в Полинезии, Меланезии, Австралии и Новой Зеландии, Северной, Восточной, Западной и Центральной Африке, на всей территории Южной Америки – каннибализм явление довольно распространенное.Одним из таких племен-каннибалов и сегодня является мамбила, хотя, согласно общепринятому закону, подобные «пиршества» строго караются. Племя проживает небольшой группой в Нигерии, это Западная Африка. Первые сообщения о массовых поеданиях людей стали поступать от членов благотворительных миссий еще в середине 20 века. Ведь тогда каннибализм был строго обязателен для всего населения, от мала до велика. Согласно поверью, тела врагов поедались прямо на месте боя. Мясо отрезалось большим ножом. Считалось, что сила врага перейдет к победителям вместе с его плотью.«До последнего времени все мамбилы поголовно были каннибалами и могли бы оставаться таковыми, если бы только не страх перед властями. Они обычно съедали мясо убитых на войне врагов, а к таковым относились и жители соседней деревни, с которыми они заключали браки во время мира. Таким образом, вполне мог произойти такой случай, когда воин пожирал труп своего родственника. Были случаи, когда во время стычки между двумя деревнями мамбилы убивали и съедали братьев своих жён. Однако они никогда не ели своего тестя, т.к. это, по их мнению, могло вызвать серьёзное заболевание или даже преждевременную смерть.В каннибализме мамбилов религиозные представления не играли особой роли. Когда их об этом спрашивали, то туземцы просто отвечали, что едят человеческую плоть, потому что она – мясо. Когда они убивали врага, то разрезали на куски его тело и съедали обычно в сыром виде без всяких формальностей. Отдельные куски они приносили домой для стариков, которые тоже лакомились ими из-за своей неуёмной страсти к такому продукту. Они съедали даже внутренности человека, которые перед этим извлекали, мыли и варили.Черепа врагов, как правило, сохранялись. И, когда молодые люди впервые отправлялись на войну, их заставляли пить либо пиво, либо особое снадобье из черепа, чтобы вселить в них больше мужества. Женщинам, однако, не позволялось есть человеческую плоть, как женатым мужчинам запрещалось питаться мясом женщин, убитых во время налёта на деревню. Но неженатые старики могли есть женское мясо сколько душе угодно», – писал в своей первой книге антрополог К.К. Мик.Подобных традиций придерживалось и племя ангу, которое обитало в горных районах на юго-западе Новой Гвинеи. Это племя и сегодня считается одним из самых воинственных и кровожадных. Но в пищу шли не только убитые враги. Нередко на стол попадали и родители, которые поедались до того, как впадут в старческое слабоумие или потеряют память. Для ритуального убийства приглашали мужчину из другой семьи. За определенную плату он убивал старика. Нередко ритуал убийства сопровождался групповым гомосексуальным изнасилованием мальчика, не достигшего 14 лет. После этого тело омывалось и поедалось. Все, кроме головы. Перед нею проводились магические ритуалы, молились, с ней советовались и ее просили о помощи и защите.В Новой Гвинее человеческую плоть обычно варили, но гораздо реже встречался обычай тушить её. Пенис, считавшийся особо почитаемой пищей, рассекался пополам и поджаривался на раскалённых углях. Лучшими частями тела, настоящими “деликатесами”, там называли язык, руки, ступни ног и грудные железы. Мозг, извлечённый из “большой дыры” в сваренной голове, разрезался на кусочки, которые были самым лакомым угощением. Кишки и прочие внутренности тоже съедались, как яичники и женские наружные половые органы, к тому же очень многие члены племени предпочитали есть такое мясо сырым.Не лучший прием ожидал и незваных гостей. Если в деревню доставлялись одновременно два пленника, в этих племенах убивали сразу одного из них на глазах другого и зажаривали, чтобы вторая жертва видела жуткую предсмертную агонию соплеменника. Другим проявлением утончённого варварства были заострённые щепки, которые втыкали в тело жертвы, а затем поджигали.Несколько более гуманными считаются племена бачесу (Уганда), тукано, кобене, жумано (Амазония). Они поедают только трупы умерших родственников. Причем это – знак истинного уважения к почившему. К трапезе приступают примерно через месяц. Тогда полуразложившийся труп кладут в огромный металлический чан и варят до тех пор, пока весь этот «суповой набор» не начнет жутко вонять. Да, труп варится без воды, поэтому к моменту «готовки» в чане остаются одни угольки. Позже, угли растирают в порошок и используют в виде специй, а так же как одно из составляющих «напитка мужества». Его должны пить все воины племени. Утверждают, что это помогает им быть более мужественными и мудрыми.Впрочем, охота за «белым мясом» продолжается и сегодня. Естественно, теперь это носит больше скрытый характер, и никто из современных каннибалов о своих вкусовых пристрастиях не станет кричать. Однако все знают, что такие дикие привычки неискоренимы, ведь человечина – своего рода особый наркотик.

источник


. ?

|

vseneobichnoe

Депутаты Госдумы подготовили поправки в закон “О воинской обязанности и военной службе” и направили документ в Минобороны.

По сведениям издания, депутаты Госдумы предлагают разрешить военную службу всем женщинам в возрасте от 18 до 27 лет.Одна из авторов поправок, депутат Госдумы Татьяна Москалькова заявила, что главная идея женского призыва — уравнять женщин в правах с мужчинами.”Не надо стимулировать женщин идти в армию. Нужно просто тех, кто уже замотивирован и хотел бы служить, не лишать их этой возможности. Это обусловлено гендерным равенством и правом женщины служить в Вооруженных силах”, — отметила она.Напомним, идея о подготовке законопроекта о призыве женщин в армию появилась в Госдуме в конце прошлого года.В ходе опроса исследовательского центра портала Superjob.ru выяснилось, что примерно половина респондентов (49%) одобряет идею добровольного призыва женщин в армию. Однако большинство потенциальных “призывниц” (в возрасте от 18 до 27 лет), служить в армии не хотят. “У меня муж и маленькая дочка — это посложнее армии!”; “Сейчас жизнь так интересна! Просто нет времени”; “Женщины должны рожать и воспитывать детей”, — говорят участницы опроса.

источник


.

Источник: https://vseneobichnoe.livejournal.com/1275076.html

Последние племена каннибалов в Папуа Новой Гвинее

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Эпоха Людовика XIV — блестящая и пышная, как и сам «король-солнце», но под внешним блеском дворцов кипели страсти и лежал целый мир, где жены травили мужей, отцов и братьев, а «порошок наследника» был самым ходовым товаром у многочисленных ворожей и колдунов.

Аббаты служили «черные мессы» над обнаженными женскими телами, а офицеры гвардии открывали алхимические лаборатории, продавая отраву всем желающим.

Знаменитое «Дело о ядах» с 1675 по 1682 годы наделало столько шума, что даже Александр Дюма-отец напишет о нем в своем произведении «История знаменитых преступлений». 

Маркиза-отравительница

Портрет Маркизы де Бренвилье

«В этой женщине было одновременно нечто и от Локусты, и от Мессалины; даже в древности мы не находим ничего подобного». Так описывает Дюма маркизу де Бренвилье, с которой и началось «Дело о ядах».

Мари-Мадлен-Маргарита — так звали будущую маркизу — родилась в 1630 году в семье весьма влиятельного и богатого судьи. Как утверждает британская исследовательница Анна Сомерсет в своей книге «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV», детство у будущей маркизы не задалось.

В семилетнем возрасте она потеряла девственность, а позже, уже в возрасте десяти лет, сожительствовала со своими родными братьями, как она утверждала в своих воспоминаниях: «совершала инцест три раза в неделю, возможно, триста раз». Неизвестно, насколько об этом был осведомлен ее отец, но когда ее выдали за маркиза де Бренвилье, Мари продолжила вести распутный образ жизни, поощряемая супругом — таким же распутником и мотом.

Когда пошли слухи о том, что замужняя дочь в открытую появляется в обществе со своим новым любовником, гвардейским офицером, капитаном Жаном де Сент-Круа, ее отец решил устроить парочке размолвку, и посадил молодого человека в Бастилию.

Там капитан познакомился с итальянским алхимиком по имени Антонио Экзили, также известныма как Николо Эгиджио, профессиональным отравителем, ранее служившим шведской королеве Кристине.

Обучившись во время заключения мастерству изготовления ядов, после освобождения Жан собрал свою алхимическую лабораторию.

Правда, Анна Сомерсет в своей книге подвергает это сомнению: за шесть недель в тюрьме де Сент-Круа не овладел бы тонкостями такого искусства. В большей степени обучению мог способствовать придворный ученый Кристоф Глазер, с которым по службе мог пересекаться гвардейский офицер. Глазер был видным ученым своей эпохи.

Он известен как автор книги с безобидным по нашим меркам названием «Справочник по химии» (1663), пережившей множество изданий. В ней он предлагал рецепты исцеляющего порошка из черепа человека, умершего от насильственной смерти, или мази из раствора, извлеченного из свежей мочи детей в возрасте от восьми до двенадцати лет.

Также в его честь назван минерал глазерит.

Любовница Сент-Круа быстро прознала о его умениях, а по слухам, даже помогала в тестировании действия ядов, давая их своим слугам и пациентам городских лечебниц для бедняков. Позже мадам де Бренвилье утверждала, что Глазер разработал уникальную формулу, которая намного превосходит более легкодоступные яды и которую Сент-Круа приобрел у него.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Набравшись опыта, маркиза через своего доверенного слугу по имени Гаскон начала травить своего отца.
[/attention][/attention][/attention]

Лакей подмешивал небольшие дозы яда в еду в течение восьми месяцев, а когда отец уже лежал на смертном одре, дочь сама ухаживала за больным, подмешивая последние дозы яда ему в бульон.

Став наследницей немалого состояния и быстро его промотав, маркиза взялась за братьев, устроив к ним на службу другого доверенного слугу, Жана Амелена со странным прозвищем Лашоссе (фр. «тротуар»).

Маркиза травит отца

Тот отлично втерся в доверие, и совершал свою черную работу так, что в конце, последний из умирающих братьев, уже понимая, что его травят, все еще доверял Амелену. Когда оба брата скончались в мучениях, маркиза решила избавиться и от сестры-монахини, а заодно и от дочери. Но тут вмешалась случайность.

Дело в том, что ее любовник, де Сент-Круа уже давно побаивался своей возлюбленной, поэтому собирал на всякий случай доказательства ее дел. В небольшой шкатулке он хранил письма, где маркиза признавалась в убийстве отца, а также флаконы с ядом.

По одной из версий, однажды в процессе очередного алхимического эксперимента капитан надышался испарений и умер; полиция обнаружила в его лаборатории доказательства преступлений, от которых вздрогнул весь Париж.

Правда, Сомерсет утверждает, что все было гораздо прозаичней: горе-алхимик просто умер после болезни — а вот история со шкатулкой, кажется, правдивая.

Маркизу подвела её же собственная глупость. После смерти Сент-Круа никто не собирался проводить какое-либо расследование. В самом начале процесса в руке мертвого был обнаружен бумажный свиток с надписью «Мое признание».

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Поскольку капитана тогда не подозревали ни в каких преступлениях, было решено, что тот просто признается в мелких грешках — а значит, бумага попадает под тайну исповеди — и по общему согласию ее сожгли. И никто не стал бы интересоваться шкатулкой, если бы не пришел лакей маркизы, и не стал требовать ее, вызвав таким образом подозрение полицейских.
[/attention][/attention][/attention]

Которое еще больше укрепилось, когда сама маркиза прибыла к начальнику полиции с требованием отдать ей эту самую шкатулку. После такого интереса маркизы, у которой недавно так удачно для нее скончался отец и два брата, полицейские решили проверить, что лежит в заветной шкатулке. И обнаружили там обличающие маркизу документы и некие вещества во флаконах.

Решили проверить флаконы на животных. Кошка, собака и петух скончались в мучениях, подтвердив, что там были яды, и полиция, арестовав слугу и пытав его, выяснила про дела маркизы, а та, ударилась в бега.

Арест маркизы

Ее арестовали через некоторое время в монастыре, где она написала «Исповедь», в которой рассказала и о сексуальной связи с братьями, и об убийствах. Во время конвоирования до Парижа она много раз пыталась покончить с собой, неоднократно глотая стекло и булавки, а также, как пишет в своей книге Анна Сомерсет, пыталась пронзить себя острой палкой, вставленной во влагалище.

Пытка маркизы: отравительницу заставили выпить 16 пинт воды

После расследования и многочисленных пыток в июле 1676 года король приказал казнить маркизу, несмотря на ее высокое положение — и палач обезглавил ее на площади. После этого тело сожгли, а пепел развеяли над городом, и вроде бы все должно было успокоиться.

Париж сатанистов и отравителей

Перед тем как отправиться на эшафот, на суде маркиза де Бренвилье заявила следующее: «Половина тех, кого я знаю, — людей знатных — занята тем же, что и я… Я потяну их за собой, если решу заговорить».

Она вполне могла это знать, так как вращалась в высоких кругах — среди этой самой знати. Король, взбудораженный этим заявлением, приказал генералу-лейтенанту парижской полиции Габриэлю Никола де ла Рейни вплотную заняться расследованием.

Генерал занялся, раскопав немало любопытной информации.

Адвокат по фамилии Перрен донес генералу, что на одной из пирушек встретил гадалку по имени Мари Босс: та хвалилась, что к ней ходят многие знатные дамы за ядами. К ней была отправлена жена одного из полицейских. Та пожаловалась на мужа, и гадалка вручила ей баночку с ядом, после чего была арестована — и начала сдавать своих подельниц и соперниц по опасному бизнесу. 

Оказалось, что весь Париж опутан сетью колдунов, астрологов и ворожей, которые по заказу занимаются гаданием, а если клиенту хочется — и подправлением судьбы с помощью колдовских ритуалов и яда.

И что самое неприятное — к ним часто обращаются женщины из высшего света, которым надоел муж или богатенький отец.

Парижане даже с иронией стали называть яд «порошком наследников», настолько этот способ решения финансовых проблем был популярен.

Страх перед отравителями был так велик, что как писал современник, в городе стояла атмосфера полного недоверия окружающим: «Каждый глаз не спускал с соседа, и даже члены одной семьи подозревали друг друга… Брат или сестра не решались есть или пить то, что им подавали другой брат или другая сестра». 

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Да и сами ворожеи друг друга отнюдь не жаловали. Например, когда гадалка по имени Монтиньи гостила у коллеги по имени Ла Шерон, она вытерла лицо платком, оставленным Мари Босс — и у нее начало резко опухать лицо. Колдуньи решили, что платок был пропитан токсичным веществом, и Ла Шерон спасла подругу, помочившись в туфлю, и заставив ее выпить, вызвав таким образом рвоту.
[/attention][/attention][/attention]

По приказу короля для расследования подобных преступлений была создана «Огненная палата». В 16-м веке аналогичный трибунал учреждали для рассмотрения дел о ереси. По традиции он заседал в Арсенале, в комнате, обтянутой черной тканью и освещенной факелами.

Людовик XIV

Гадалки и ворожеи занимались и другими услугами для знатных дам — изготавливали приворотные зелья и принимали караемые в то время смертной казнью аборты.

Причем это не мешало им считать себя образцовыми христианками.

Например, одна из них, мадам Лепер, заявляла, что она спасала души зародышей, так как крестила их и хоронила на освященном кладбище, хотя многие просто закапывали их в саду или сжигали в печи.

После ареста многих гадалок, вскрылись другие подробности их деятельности. Оказалось, что кроме простого отравления, знатные дамы иногда заказывали «черные мессы» — обряды сатанистов, в которых участвовали некоторые священники. 

Арестовав одного из них, некоего аббата Гибура, полицейские узнали, как проходили такие мессы. Для этого нужна была девушка и часто это были сами гадалки, но иногда пользовались проституткой, а были случаи, когда сами благородные дамы участвовали в подобном ритуале.

Черная месса

Обнаженная женщина лежала на матрасе, опираясь на два стула, расположенных довольно близко друг к другу.

Голова высовывалась назад через одну сторону, находясь на подушке, помещенной в другое немного более низкое кресло, в то время как на другом конце ноги оставались висящими.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
На ее живот клали крест и чашу и над ним читали заклинание, принося в жертву ребенка, которого обычно покупали у нищих. Кровь ребенка сливали в чашу, а из внутренностей и сердца делали магические эликсиры.
[/attention][/attention][/attention]

Рассказывая о «черных мессах», Гибур упомянул такие подробности, от которых уже сам король Луи пришел в замешательство.

Всесильная фаворитка 

«Соседка»

Как утверждал аббат-сатанист, в нескольких ритуалах участвовала мадам де Монтеспан, фаворитка Людовика-XIV, родившая ему семерых детей, и долгое время имевшая на него неограниченное влияние. При этом, Гибур утверждал, что дама во время ритуала была обнажена, и лишь лицо и одну грудь она закрыла вуалью. Целью же «черной мессы» было вернуть утраченное на короля влияние.

Тряхнув других арестованных ворожей, выяснили, что к одной из них, наиболее знаменитой Катри́н Монвуазе́н по прозвищу «Соседка», не раз приходила служанка фаворитки, мадемуазель Дэз-Ойе, и заказывала приворотные зелья.

А тот же аббат Гибур рассказал о ритуале, в котором участвовала мадемуазель Дэз-Ойе, целью которого была смерть короля. В чашу налили ее менструальную кровь, затем некий англичанин, имени которого аббат не назвал, мастурбировал в сосуд, после чего туда добавили кровь и муку из сушеных летучих мышей и прочитали над этим заклинание.

Более того, дочь этой самой «Соседушки», призналась, что ее мать хотела по заказу мадемуазель Дэз-Ойе отравить короля, передав ему прошение, написанное на бумаге, пропитанной токсичным веществом. Также она планировала убить новую фаворитку любвеобильного Луи, Анжелику де Фонтанж, продав ей отравленные перчатки и кусок ткани.

После таких открытий король, не желавший выносить сор из избы, лично изъял и уничтожил все признания, бросавшие тень на его фаворитку, а все, кто давал показания против нее, были отправлены в дальние крепости, и так и сгнили там. Деятельность же «Огненной палаты» была постепенно свернута.

Самое же любопытное, что несмотря на то, что по делу отравителей проходили принцесса, три герцога, три маркиза, четыре герцогини, две графини, одна виконтесса и многочисленные нетитулованные дворяне, казнена была только маркиза де Бренвилье. Остальные либо получили штрафы, либо уехали на время из страны, либо вообще отделались легким испугом. Мадам де Монтеспан не получила никакого наказания, но король окончательно охладел к ней.

Мадам де Монтеспан с детьми от короля

А вот простонародье пострадало гораздо больше. Казнили тридцать шесть человек, в основном изготовителей ядов. В их числе на костер отправилась «Соседушка». Она до последнего отбивалась от охраны и даже пыталась затушить костер. На ее казнь привели посмотреть ее четырнадцатилетнюю дочь, чтобы она не повторила судьбу матери.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Гибур же, как и другие священники-сатанисты, которые были арестованы по этому делу, отправились в тюрьмы, где и умерли.
[/attention][/attention][/attention]

В 1682 году король объявил вне закона деятельность всех магов, колдунов и ворожей. И если это и дало какой-то эффект, то временный. Еще при жизни «короля-солнце», в 1702 году полиция разгромила новую сеть колдунов, ворожей и отравительниц, возглавляемую Марией-Анной де Ла Вилле. В детстве она увлекалась оккультизмом, и пыталась вызвать демонов.

Затем создала команду из охотников на сокровища, которые пытались искать их с помощью заклинаний. Позже она открыла свои «салоны магии», где занималась тем же, за что в свое время казнили десятки человек.

Во время расследования выяснилось, что частью высокопоставленных клиентов Ла Вилле были бывшие клиенты «Соседушки», все еще нуждавшиеся в черной магии и «порошке наследников».

Подробнее дело о ядах разбирается в книге Анны Сомерсет «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV» и документальном фильме «Тайны Парижа. Дело о ядах. Загробные тайны / L’affaire des poisons, et Secrets d’outre tombe».

Источник: https://klikabol.mirtesen.ru/blog/43580366505/Poslednie-plemena-kannibalov-v-Papua-Novoy-Gvinee

Каннибализм: как люди едят людей

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Откуда у Homo Sapiens желание поедать себе подобных, при чем тут Чарльз Диккенс и что случилось с казанским каннибалом. Предупреждение: если вы очень чувствительны или религиозны, лучше не читайте этот текст.

Каннибализм, как бы страшно это ни звучало, — не такое уж и редкое природное явление. Среди некоторых животных распространена практика поедания своих детенышей или даже половых партнеров (самка богомола — самый распиаренный, но далеко не единственный пример). Но человек, который ест человечину, — это жутко и противоестественно.

Людоед и каннибал — не одно и то же. Пресловутые сорок кошек, которые однажды могут съесть ваше лицо, — это потенциальные людоеды. А вот если какой-нибудь милый парень из Tinder вдруг решит откусить от вас понравившийся кусочек, то это каннибал (или же, как говорят ученые, антропофаг) — тот, кто ест себе подобных.

Есть людей стало неприлично только с развитием цивилизации, и то не везде и не сразу. В доисторические времена любой враг считался мясом, будь это свирепый кабан или воин из соседнего племени. Например, неандертальцы, жившие в Бельгии 40 тысяч лет назад, не только ели друг друга, но и делали орудия из человеческих костей.

Не думайте, что они к вам не имеют никакого отношения. Конечно, наши прямые предки — кроманьонцы, но редкие скрещивания с менее эволюционно успешными соседями все-таки происходили: примерно 4% ДНК современных европейцев и азиатов унаследованы от неандертальцев.

Средство от кашля, дар богам и народные рецепты

С ритуальным каннибализмом в более поздние времена мы регулярно сталкивались в учебниках истории: помните все эти прекрасные традиции испить вина из черепа врага? Многие племена верили в то, что если съесть  противника, то от него передадутся все таланты и умения.

Конкистадоры и миссионеры в свое время подробно описывали ритуальный каннибализм у индейцев майя и ацтеков. У майя этот обычай был связан с ощущением страшной опасности, которая угрожает человечеству. Представьте, что сказки про злобную планету Нибиру, кишащую жаждущими крови пришельцами, — правда, и Земля вот-вот будет уничтожена. Примерно в таком напряжении майя жили постоянно.

Богам полагалось приносить жертвы, в том числе кровавые — но в основном им «дарили» животных. Человеческие жертвы жрецы приберегали для особых случаев.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Если происходило что-то из ряда вон выходящее, жрец предлагал богам человеческую жизнь.
[/attention][/attention][/attention]Обычно у несчастного приговорённого вырывали сердце, а иногда сдирали и кожу.

Жрец облачался в нее и танцевал со своими соплеменниками. Тело убитого есть было не обязательно, но и не наказуемо.

«Этих принесенных в жертву сообща они имели обычай погребать во дворе храма или иначе съедали их, разделив среди тех, кто заслужил, и между сеньорами, а руки и ноги и голова принадлежали жрецу и служителям» — вспоминает в своих замётках францисканец Диего де Ланда.

У некоторых народов человеческая плоть считалась отличным средством от дизентерии и кашля. Например, в таком «медицинском» каннибализме подозревали даяков, аборигенов острова Калимантан.

Даяки 

Диккенс, славные матросы и загадка Арктики

Куда страшнее вынужденный каннибализм. Во-первых, это страшное испытание для человеческой психики, а во-вторых, — для всего общества. Страшную историю плота «Медузы» на «Площади Свободы» уже рассказывала искусствовед Алена Тоже.

Еще один хрестоматийно жуткий случай произошел в Великобритании в XIX веке и связан с открытием Северного морского пути. В 1845 года два британских корабля — «Террор» и «Эребус» — под предводительством 59-летнего сэра Джона Франклина отправились осваивать Арктику. В экспедиции приняли участие чуть больше 100 человек.

В один не очень прекрасный момент что-то пошло не так: оба корабля вместе с экипажами загадочным образом исчезли.

По-видимому, «Террор» и «Эребус» попросту не смогли высвободиться из ледяного плена и оказались навечно затерты арктическими льдами, а члены экипажа погибли. Еды не хватало, и некоторые из членов команды начали практиковать каннибализм.

Впервые об этом заговорил английский врач и путешественник Джон Рэй. В 1854 году он отправился изучать канадское побережье Северного Ледовитого океана.

Там он встретился с местными эскимосами. Они передали ему некоторые предметы, оставшиеся от пропавшей экспедиции, и рассказали о том, как умирал экипаж.

Они упомянули, что белые пришельцы ели себе подобных и были абсолютно истощены. Скорее всего, часть команды покинула корабли и отправилась на поиски помощи, но так и не нашла ее.

На основе рассказов эскимосов Рэй объявил, что каннибализм был, — и столкнулся с ожесточенной реакцией викторианского сообщества.

В мире благородных леди и галантных джентльменов это было немыслимо.  Чарльз Диккенс резко осудил Рэя и заявил, что такое поведение не присуще бравым морякам Королевского британского флота.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Другое дело эскимосы: опасные дикари и невежественные создания (сегодня авторы этих статей точно разорились бы на штрафах за неполиткорректность).
[/attention][/attention][/attention]

Поэтому их рассказы было предложено подвергнуть сомнению.

Версия о каннибализме нашла подтверждение много лет спустя — современные исследователи изучили найденные останки некоторых членов экипажа кораблей и обнаружили свидетельства того, что мясо с их костей не было съедено дикими зверями. Скорее всего, его аккуратно срезали ножом.

Дэн Симмонс в 2007 году написал роман о судьбе «Террора» и «Эребуса», а в прошлом году вышел сериал от канала AMC. Так что если хотите посмотреть на подробную хронику событий, насладиться эскимоской мифологией, а заодно разобраться, как непогрешимые британские моряки из фантазий Диккенса могли решиться на страшное — посмотрите «Террор», там всего 10 эпизодов.

Современные каннибалы

Не думайте, что это такие скромные, неприметные ребята. Среди них есть настоящие звезды. Чаще всего, правда, каннибализм сопровождает психическое расстройство вроде параноидальной шизофрении или социопатии.

Одним из самых известных каннибалов современности был японский «Ганнибал Лектер», Иссей Сагава. Франкофил, эстет и интересный собеседник. В 80-х годах прошлого века Сагава приехал в Париж, чтобы учиться в Сорбонне. Там он встретил очаровательную студентку — голландку Рене Хартевельт.

Их роман длился месяц: они считали друг другу стихи, разговаривали о прекрасном и всячески наслаждались жизнью.

В один погожий денек Сагава убил Рене, расчленил ее, отведал и отправился в кино — отдохнуть и развеяться. Останки возлюбленной он оставил в Булонском лесу.

Его быстро арестовали.

Он решил заняться литературой — благо, времени в тюрьме было хоть отбавляй. Сагава написал автобиографическую книгу-исповедь под названием «В тумане». Она быстро стала бестселлером.

В Казани тоже был свой каннибал: серийный убийца Алексей Суклетин, известный как «Казанский людоед» или «Аллигатор». С 1979 по 1985 год он убил и съел минимум 7 человек, и в этом ему помогала его девушка, Мадина Шакирова.

В отличие от экстравагантного японца, Суклетин не привлекал внимания и жил незаметно: работал сторожем в пригороде Казани, в Васильево, казался начитанным, умным, но тихим человеком, не любящим шумные компании. На самом деле Суклетин мечтал убивать. О своём желании он сообщил Шакировой, и та согласилась ему помочь. Они вместе убивали молодых девушек. Суклетин насиловал жертв, перерезал им горло, расчленял и ел.

Сначала Суклетина задержали по обвинению в вымогательствах: он вместе с Шакировой вел небольшой «бизнес». Она брала такси и соблазняла шофера. Если шофер поддавался, то, как только он уединялся с Мадиной в ее доме, туда приходил Суклетин с сообщником. Они изображали мужа и брата, угрожали избиением и требовали денег.

Представьте, какой шок был у следователей, когда они обнаружили в доме сторожа «полведра топленого сала» из человечины и человеческие кости. Суклетина арестовали и вскоре расстреляли. Мадина получила 15 лет тюрьмы.

В отличие от Суклетина, еще одному известному каннибалу, немцу Армину Майвесу удалось отделаться тюремным заключением.

Он известен тем, что в начале 2000-х дал объявление в интернете, что ищет человека, готового быть съеденным. Вы не поверите, но такой человек нашёлся.

Программист компании Siemens AG Юрген Брандес написал Майвесу: «Надеюсь, Вы пишете это серьёзно. Я действительно хочу этого».

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Мужчины встретились, занялись сексом, а после этого Майвес отрезал пенис Брандеса. Партнеры вместе съели его. Затем он убил Браденса. Его мясом он питался десять месяцев. Майвеса арестовали после очередного объявления о поиске жертвы. Его признали виновным в непредумышленном убийстве и дали 8,5 лет лишения свободы. В тюрьме Майвес стал убежденным вегетарианцем и эко-активистом.
[/attention][/attention][/attention]

До сих пор возникают споры, можно ли считать жертвой Браденса, если он сам хотел быть съеденным — и как относиться к тем, кто такие желания исполняет. Ужас в том, что Майвес — далеко не единственный убийца, воспользовавшийся странными фантазиями своей жертвы. Но это уже совсем другая история.

Источник: https://svobody.pl/posts/kannibalizm-kak-lyudi-edyat-lyudey

+14..Племена каннибалов: мамбила, ангу, бачесу и другие…Слабонервным не читать.

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
vseneobichnoe

В диких племенах даже сегодня находится небезопасно. И не по тому, что туземцы не признают более развитую половину человечества, а по той причине, что незваный гость может запросто стать изысканным ужином.

От южных морей до Ванкувера, от Вест-Индии до Ист-Индии, в Полинезии, Меланезии, Австралии и Новой Зеландии, Северной, Восточной, Западной и Центральной Африке, на всей территории Южной Америки – каннибализм явление довольно распространенное.Одним из таких племен-каннибалов и сегодня является мамбила, хотя, согласно общепринятому закону, подобные «пиршества» строго караются. Племя проживает небольшой группой в Нигерии, это Западная Африка. Первые сообщения о массовых поеданиях людей стали поступать от членов благотворительных миссий еще в середине 20 века. Ведь тогда каннибализм был строго обязателен для всего населения, от мала до велика. Согласно поверью, тела врагов поедались прямо на месте боя. Мясо отрезалось большим ножом. Считалось, что сила врага перейдет к победителям вместе с его плотью.«До последнего времени все мамбилы поголовно были каннибалами и могли бы оставаться таковыми, если бы только не страх перед властями. Они обычно съедали мясо убитых на войне врагов, а к таковым относились и жители соседней деревни, с которыми они заключали браки во время мира. Таким образом, вполне мог произойти такой случай, когда воин пожирал труп своего родственника. Были случаи, когда во время стычки между двумя деревнями мамбилы убивали и съедали братьев своих жён. Однако они никогда не ели своего тестя, т.к. это, по их мнению, могло вызвать серьёзное заболевание или даже преждевременную смерть.В каннибализме мамбилов религиозные представления не играли особой роли. Когда их об этом спрашивали, то туземцы просто отвечали, что едят человеческую плоть, потому что она – мясо. Когда они убивали врага, то разрезали на куски его тело и съедали обычно в сыром виде без всяких формальностей. Отдельные куски они приносили домой для стариков, которые тоже лакомились ими из-за своей неуёмной страсти к такому продукту. Они съедали даже внутренности человека, которые перед этим извлекали, мыли и варили.Черепа врагов, как правило, сохранялись. И, когда молодые люди впервые отправлялись на войну, их заставляли пить либо пиво, либо особое снадобье из черепа, чтобы вселить в них больше мужества. Женщинам, однако, не позволялось есть человеческую плоть, как женатым мужчинам запрещалось питаться мясом женщин, убитых во время налёта на деревню. Но неженатые старики могли есть женское мясо сколько душе угодно», – писал в своей первой книге антрополог К.К. Мик.Подобных традиций придерживалось и племя ангу, которое обитало в горных районах на юго-западе Новой Гвинеи. Это племя и сегодня считается одним из самых воинственных и кровожадных. Но в пищу шли не только убитые враги. Нередко на стол попадали и родители, которые поедались до того, как впадут в старческое слабоумие или потеряют память. Для ритуального убийства приглашали мужчину из другой семьи. За определенную плату он убивал старика. Нередко ритуал убийства сопровождался групповым гомосексуальным изнасилованием мальчика, не достигшего 14 лет. После этого тело омывалось и поедалось. Все, кроме головы. Перед нею проводились магические ритуалы, молились, с ней советовались и ее просили о помощи и защите.В Новой Гвинее человеческую плоть обычно варили, но гораздо реже встречался обычай тушить её. Пенис, считавшийся особо почитаемой пищей, рассекался пополам и поджаривался на раскалённых углях. Лучшими частями тела, настоящими “деликатесами”, там называли язык, руки, ступни ног и грудные железы. Мозг, извлечённый из “большой дыры” в сваренной голове, разрезался на кусочки, которые были самым лакомым угощением. Кишки и прочие внутренности тоже съедались, как яичники и женские наружные половые органы, к тому же очень многие члены племени предпочитали есть такое мясо сырым.Не лучший прием ожидал и незваных гостей. Если в деревню доставлялись одновременно два пленника, в этих племенах убивали сразу одного из них на глазах другого и зажаривали, чтобы вторая жертва видела жуткую предсмертную агонию соплеменника. Другим проявлением утончённого варварства были заострённые щепки, которые втыкали в тело жертвы, а затем поджигали.Несколько более гуманными считаются племена бачесу (Уганда), тукано, кобене, жумано (Амазония). Они поедают только трупы умерших родственников. Причем это – знак истинного уважения к почившему. К трапезе приступают примерно через месяц. Тогда полуразложившийся труп кладут в огромный металлический чан и варят до тех пор, пока весь этот «суповой набор» не начнет жутко вонять. Да, труп варится без воды, поэтому к моменту «готовки» в чане остаются одни угольки. Позже, угли растирают в порошок и используют в виде специй, а так же как одно из составляющих «напитка мужества». Его должны пить все воины племени. Утверждают, что это помогает им быть более мужественными и мудрыми.Впрочем, охота за «белым мясом» продолжается и сегодня. Естественно, теперь это носит больше скрытый характер, и никто из современных каннибалов о своих вкусовых пристрастиях не станет кричать. Однако все знают, что такие дикие привычки неискоренимы, ведь человечина – своего рода особый наркотик.

источник


. ?

|

vseneobichnoe

Депутаты Госдумы подготовили поправки в закон “О воинской обязанности и военной службе” и направили документ в Минобороны.

По сведениям издания, депутаты Госдумы предлагают разрешить военную службу всем женщинам в возрасте от 18 до 27 лет.Одна из авторов поправок, депутат Госдумы Татьяна Москалькова заявила, что главная идея женского призыва — уравнять женщин в правах с мужчинами.”Не надо стимулировать женщин идти в армию. Нужно просто тех, кто уже замотивирован и хотел бы служить, не лишать их этой возможности. Это обусловлено гендерным равенством и правом женщины служить в Вооруженных силах”, — отметила она.Напомним, идея о подготовке законопроекта о призыве женщин в армию появилась в Госдуме в конце прошлого года.В ходе опроса исследовательского центра портала Superjob.ru выяснилось, что примерно половина респондентов (49%) одобряет идею добровольного призыва женщин в армию. Однако большинство потенциальных “призывниц” (в возрасте от 18 до 27 лет), служить в армии не хотят. “У меня муж и маленькая дочка — это посложнее армии!”; “Сейчас жизнь так интересна! Просто нет времени”; “Женщины должны рожать и воспитывать детей”, — говорят участницы опроса.

источник


.

Источник: https://vseneobichnoe.livejournal.com/1275076.html

Последние племена каннибалов в Папуа Новой Гвинее

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Эпоха Людовика XIV — блестящая и пышная, как и сам «король-солнце», но под внешним блеском дворцов кипели страсти и лежал целый мир, где жены травили мужей, отцов и братьев, а «порошок наследника» был самым ходовым товаром у многочисленных ворожей и колдунов.

Аббаты служили «черные мессы» над обнаженными женскими телами, а офицеры гвардии открывали алхимические лаборатории, продавая отраву всем желающим.

Знаменитое «Дело о ядах» с 1675 по 1682 годы наделало столько шума, что даже Александр Дюма-отец напишет о нем в своем произведении «История знаменитых преступлений». 

Маркиза-отравительница

Портрет Маркизы де Бренвилье

«В этой женщине было одновременно нечто и от Локусты, и от Мессалины; даже в древности мы не находим ничего подобного». Так описывает Дюма маркизу де Бренвилье, с которой и началось «Дело о ядах».

Мари-Мадлен-Маргарита — так звали будущую маркизу — родилась в 1630 году в семье весьма влиятельного и богатого судьи. Как утверждает британская исследовательница Анна Сомерсет в своей книге «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV», детство у будущей маркизы не задалось.

В семилетнем возрасте она потеряла девственность, а позже, уже в возрасте десяти лет, сожительствовала со своими родными братьями, как она утверждала в своих воспоминаниях: «совершала инцест три раза в неделю, возможно, триста раз». Неизвестно, насколько об этом был осведомлен ее отец, но когда ее выдали за маркиза де Бренвилье, Мари продолжила вести распутный образ жизни, поощряемая супругом — таким же распутником и мотом.

Когда пошли слухи о том, что замужняя дочь в открытую появляется в обществе со своим новым любовником, гвардейским офицером, капитаном Жаном де Сент-Круа, ее отец решил устроить парочке размолвку, и посадил молодого человека в Бастилию.

Там капитан познакомился с итальянским алхимиком по имени Антонио Экзили, также известныма как Николо Эгиджио, профессиональным отравителем, ранее служившим шведской королеве Кристине.

Обучившись во время заключения мастерству изготовления ядов, после освобождения Жан собрал свою алхимическую лабораторию.

Правда, Анна Сомерсет в своей книге подвергает это сомнению: за шесть недель в тюрьме де Сент-Круа не овладел бы тонкостями такого искусства. В большей степени обучению мог способствовать придворный ученый Кристоф Глазер, с которым по службе мог пересекаться гвардейский офицер. Глазер был видным ученым своей эпохи.

Он известен как автор книги с безобидным по нашим меркам названием «Справочник по химии» (1663), пережившей множество изданий. В ней он предлагал рецепты исцеляющего порошка из черепа человека, умершего от насильственной смерти, или мази из раствора, извлеченного из свежей мочи детей в возрасте от восьми до двенадцати лет.

Также в его честь назван минерал глазерит.

Любовница Сент-Круа быстро прознала о его умениях, а по слухам, даже помогала в тестировании действия ядов, давая их своим слугам и пациентам городских лечебниц для бедняков. Позже мадам де Бренвилье утверждала, что Глазер разработал уникальную формулу, которая намного превосходит более легкодоступные яды и которую Сент-Круа приобрел у него.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Набравшись опыта, маркиза через своего доверенного слугу по имени Гаскон начала травить своего отца.
[/attention][/attention][/attention]

Лакей подмешивал небольшие дозы яда в еду в течение восьми месяцев, а когда отец уже лежал на смертном одре, дочь сама ухаживала за больным, подмешивая последние дозы яда ему в бульон.

Став наследницей немалого состояния и быстро его промотав, маркиза взялась за братьев, устроив к ним на службу другого доверенного слугу, Жана Амелена со странным прозвищем Лашоссе (фр. «тротуар»).

Маркиза травит отца

Тот отлично втерся в доверие, и совершал свою черную работу так, что в конце, последний из умирающих братьев, уже понимая, что его травят, все еще доверял Амелену. Когда оба брата скончались в мучениях, маркиза решила избавиться и от сестры-монахини, а заодно и от дочери. Но тут вмешалась случайность.

Дело в том, что ее любовник, де Сент-Круа уже давно побаивался своей возлюбленной, поэтому собирал на всякий случай доказательства ее дел. В небольшой шкатулке он хранил письма, где маркиза признавалась в убийстве отца, а также флаконы с ядом.

По одной из версий, однажды в процессе очередного алхимического эксперимента капитан надышался испарений и умер; полиция обнаружила в его лаборатории доказательства преступлений, от которых вздрогнул весь Париж.

Правда, Сомерсет утверждает, что все было гораздо прозаичней: горе-алхимик просто умер после болезни — а вот история со шкатулкой, кажется, правдивая.

Маркизу подвела её же собственная глупость. После смерти Сент-Круа никто не собирался проводить какое-либо расследование. В самом начале процесса в руке мертвого был обнаружен бумажный свиток с надписью «Мое признание».

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Поскольку капитана тогда не подозревали ни в каких преступлениях, было решено, что тот просто признается в мелких грешках — а значит, бумага попадает под тайну исповеди — и по общему согласию ее сожгли. И никто не стал бы интересоваться шкатулкой, если бы не пришел лакей маркизы, и не стал требовать ее, вызвав таким образом подозрение полицейских.
[/attention][/attention][/attention]

Которое еще больше укрепилось, когда сама маркиза прибыла к начальнику полиции с требованием отдать ей эту самую шкатулку. После такого интереса маркизы, у которой недавно так удачно для нее скончался отец и два брата, полицейские решили проверить, что лежит в заветной шкатулке. И обнаружили там обличающие маркизу документы и некие вещества во флаконах.

Решили проверить флаконы на животных. Кошка, собака и петух скончались в мучениях, подтвердив, что там были яды, и полиция, арестовав слугу и пытав его, выяснила про дела маркизы, а та, ударилась в бега.

Арест маркизы

Ее арестовали через некоторое время в монастыре, где она написала «Исповедь», в которой рассказала и о сексуальной связи с братьями, и об убийствах. Во время конвоирования до Парижа она много раз пыталась покончить с собой, неоднократно глотая стекло и булавки, а также, как пишет в своей книге Анна Сомерсет, пыталась пронзить себя острой палкой, вставленной во влагалище.

Пытка маркизы: отравительницу заставили выпить 16 пинт воды

После расследования и многочисленных пыток в июле 1676 года король приказал казнить маркизу, несмотря на ее высокое положение — и палач обезглавил ее на площади. После этого тело сожгли, а пепел развеяли над городом, и вроде бы все должно было успокоиться.

Париж сатанистов и отравителей

Перед тем как отправиться на эшафот, на суде маркиза де Бренвилье заявила следующее: «Половина тех, кого я знаю, — людей знатных — занята тем же, что и я… Я потяну их за собой, если решу заговорить».

Она вполне могла это знать, так как вращалась в высоких кругах — среди этой самой знати. Король, взбудораженный этим заявлением, приказал генералу-лейтенанту парижской полиции Габриэлю Никола де ла Рейни вплотную заняться расследованием.

Генерал занялся, раскопав немало любопытной информации.

Адвокат по фамилии Перрен донес генералу, что на одной из пирушек встретил гадалку по имени Мари Босс: та хвалилась, что к ней ходят многие знатные дамы за ядами. К ней была отправлена жена одного из полицейских. Та пожаловалась на мужа, и гадалка вручила ей баночку с ядом, после чего была арестована — и начала сдавать своих подельниц и соперниц по опасному бизнесу. 

Оказалось, что весь Париж опутан сетью колдунов, астрологов и ворожей, которые по заказу занимаются гаданием, а если клиенту хочется — и подправлением судьбы с помощью колдовских ритуалов и яда.

И что самое неприятное — к ним часто обращаются женщины из высшего света, которым надоел муж или богатенький отец.

Парижане даже с иронией стали называть яд «порошком наследников», настолько этот способ решения финансовых проблем был популярен.

Страх перед отравителями был так велик, что как писал современник, в городе стояла атмосфера полного недоверия окружающим: «Каждый глаз не спускал с соседа, и даже члены одной семьи подозревали друг друга… Брат или сестра не решались есть или пить то, что им подавали другой брат или другая сестра». 

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Да и сами ворожеи друг друга отнюдь не жаловали. Например, когда гадалка по имени Монтиньи гостила у коллеги по имени Ла Шерон, она вытерла лицо платком, оставленным Мари Босс — и у нее начало резко опухать лицо. Колдуньи решили, что платок был пропитан токсичным веществом, и Ла Шерон спасла подругу, помочившись в туфлю, и заставив ее выпить, вызвав таким образом рвоту.
[/attention][/attention][/attention]

По приказу короля для расследования подобных преступлений была создана «Огненная палата». В 16-м веке аналогичный трибунал учреждали для рассмотрения дел о ереси. По традиции он заседал в Арсенале, в комнате, обтянутой черной тканью и освещенной факелами.

Людовик XIV

Гадалки и ворожеи занимались и другими услугами для знатных дам — изготавливали приворотные зелья и принимали караемые в то время смертной казнью аборты.

Причем это не мешало им считать себя образцовыми христианками.

Например, одна из них, мадам Лепер, заявляла, что она спасала души зародышей, так как крестила их и хоронила на освященном кладбище, хотя многие просто закапывали их в саду или сжигали в печи.

После ареста многих гадалок, вскрылись другие подробности их деятельности. Оказалось, что кроме простого отравления, знатные дамы иногда заказывали «черные мессы» — обряды сатанистов, в которых участвовали некоторые священники. 

Арестовав одного из них, некоего аббата Гибура, полицейские узнали, как проходили такие мессы. Для этого нужна была девушка и часто это были сами гадалки, но иногда пользовались проституткой, а были случаи, когда сами благородные дамы участвовали в подобном ритуале.

Черная месса

Обнаженная женщина лежала на матрасе, опираясь на два стула, расположенных довольно близко друг к другу.

Голова высовывалась назад через одну сторону, находясь на подушке, помещенной в другое немного более низкое кресло, в то время как на другом конце ноги оставались висящими.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
На ее живот клали крест и чашу и над ним читали заклинание, принося в жертву ребенка, которого обычно покупали у нищих. Кровь ребенка сливали в чашу, а из внутренностей и сердца делали магические эликсиры.
[/attention][/attention][/attention]

Рассказывая о «черных мессах», Гибур упомянул такие подробности, от которых уже сам король Луи пришел в замешательство.

Всесильная фаворитка 

«Соседка»

Как утверждал аббат-сатанист, в нескольких ритуалах участвовала мадам де Монтеспан, фаворитка Людовика-XIV, родившая ему семерых детей, и долгое время имевшая на него неограниченное влияние. При этом, Гибур утверждал, что дама во время ритуала была обнажена, и лишь лицо и одну грудь она закрыла вуалью. Целью же «черной мессы» было вернуть утраченное на короля влияние.

Тряхнув других арестованных ворожей, выяснили, что к одной из них, наиболее знаменитой Катри́н Монвуазе́н по прозвищу «Соседка», не раз приходила служанка фаворитки, мадемуазель Дэз-Ойе, и заказывала приворотные зелья.

А тот же аббат Гибур рассказал о ритуале, в котором участвовала мадемуазель Дэз-Ойе, целью которого была смерть короля. В чашу налили ее менструальную кровь, затем некий англичанин, имени которого аббат не назвал, мастурбировал в сосуд, после чего туда добавили кровь и муку из сушеных летучих мышей и прочитали над этим заклинание.

Более того, дочь этой самой «Соседушки», призналась, что ее мать хотела по заказу мадемуазель Дэз-Ойе отравить короля, передав ему прошение, написанное на бумаге, пропитанной токсичным веществом. Также она планировала убить новую фаворитку любвеобильного Луи, Анжелику де Фонтанж, продав ей отравленные перчатки и кусок ткани.

После таких открытий король, не желавший выносить сор из избы, лично изъял и уничтожил все признания, бросавшие тень на его фаворитку, а все, кто давал показания против нее, были отправлены в дальние крепости, и так и сгнили там. Деятельность же «Огненной палаты» была постепенно свернута.

Самое же любопытное, что несмотря на то, что по делу отравителей проходили принцесса, три герцога, три маркиза, четыре герцогини, две графини, одна виконтесса и многочисленные нетитулованные дворяне, казнена была только маркиза де Бренвилье. Остальные либо получили штрафы, либо уехали на время из страны, либо вообще отделались легким испугом. Мадам де Монтеспан не получила никакого наказания, но король окончательно охладел к ней.

Мадам де Монтеспан с детьми от короля

А вот простонародье пострадало гораздо больше. Казнили тридцать шесть человек, в основном изготовителей ядов. В их числе на костер отправилась «Соседушка». Она до последнего отбивалась от охраны и даже пыталась затушить костер. На ее казнь привели посмотреть ее четырнадцатилетнюю дочь, чтобы она не повторила судьбу матери.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Гибур же, как и другие священники-сатанисты, которые были арестованы по этому делу, отправились в тюрьмы, где и умерли.
[/attention][/attention][/attention]

В 1682 году король объявил вне закона деятельность всех магов, колдунов и ворожей. И если это и дало какой-то эффект, то временный. Еще при жизни «короля-солнце», в 1702 году полиция разгромила новую сеть колдунов, ворожей и отравительниц, возглавляемую Марией-Анной де Ла Вилле. В детстве она увлекалась оккультизмом, и пыталась вызвать демонов.

Затем создала команду из охотников на сокровища, которые пытались искать их с помощью заклинаний. Позже она открыла свои «салоны магии», где занималась тем же, за что в свое время казнили десятки человек.

Во время расследования выяснилось, что частью высокопоставленных клиентов Ла Вилле были бывшие клиенты «Соседушки», все еще нуждавшиеся в черной магии и «порошке наследников».

Подробнее дело о ядах разбирается в книге Анны Сомерсет «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV» и документальном фильме «Тайны Парижа. Дело о ядах. Загробные тайны / L’affaire des poisons, et Secrets d’outre tombe».

Источник: https://klikabol.mirtesen.ru/blog/43580366505/Poslednie-plemena-kannibalov-v-Papua-Novoy-Gvinee

Каннибализм: как люди едят людей

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Откуда у Homo Sapiens желание поедать себе подобных, при чем тут Чарльз Диккенс и что случилось с казанским каннибалом. Предупреждение: если вы очень чувствительны или религиозны, лучше не читайте этот текст.

Каннибализм, как бы страшно это ни звучало, — не такое уж и редкое природное явление. Среди некоторых животных распространена практика поедания своих детенышей или даже половых партнеров (самка богомола — самый распиаренный, но далеко не единственный пример). Но человек, который ест человечину, — это жутко и противоестественно.

Людоед и каннибал — не одно и то же. Пресловутые сорок кошек, которые однажды могут съесть ваше лицо, — это потенциальные людоеды. А вот если какой-нибудь милый парень из Tinder вдруг решит откусить от вас понравившийся кусочек, то это каннибал (или же, как говорят ученые, антропофаг) — тот, кто ест себе подобных.

Есть людей стало неприлично только с развитием цивилизации, и то не везде и не сразу. В доисторические времена любой враг считался мясом, будь это свирепый кабан или воин из соседнего племени. Например, неандертальцы, жившие в Бельгии 40 тысяч лет назад, не только ели друг друга, но и делали орудия из человеческих костей.

Не думайте, что они к вам не имеют никакого отношения. Конечно, наши прямые предки — кроманьонцы, но редкие скрещивания с менее эволюционно успешными соседями все-таки происходили: примерно 4% ДНК современных европейцев и азиатов унаследованы от неандертальцев.

Средство от кашля, дар богам и народные рецепты

С ритуальным каннибализмом в более поздние времена мы регулярно сталкивались в учебниках истории: помните все эти прекрасные традиции испить вина из черепа врага? Многие племена верили в то, что если съесть  противника, то от него передадутся все таланты и умения.

Конкистадоры и миссионеры в свое время подробно описывали ритуальный каннибализм у индейцев майя и ацтеков. У майя этот обычай был связан с ощущением страшной опасности, которая угрожает человечеству. Представьте, что сказки про злобную планету Нибиру, кишащую жаждущими крови пришельцами, — правда, и Земля вот-вот будет уничтожена. Примерно в таком напряжении майя жили постоянно.

Богам полагалось приносить жертвы, в том числе кровавые — но в основном им «дарили» животных. Человеческие жертвы жрецы приберегали для особых случаев.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Если происходило что-то из ряда вон выходящее, жрец предлагал богам человеческую жизнь.
[/attention][/attention][/attention]Обычно у несчастного приговорённого вырывали сердце, а иногда сдирали и кожу.

Жрец облачался в нее и танцевал со своими соплеменниками. Тело убитого есть было не обязательно, но и не наказуемо.

«Этих принесенных в жертву сообща они имели обычай погребать во дворе храма или иначе съедали их, разделив среди тех, кто заслужил, и между сеньорами, а руки и ноги и голова принадлежали жрецу и служителям» — вспоминает в своих замётках францисканец Диего де Ланда.

У некоторых народов человеческая плоть считалась отличным средством от дизентерии и кашля. Например, в таком «медицинском» каннибализме подозревали даяков, аборигенов острова Калимантан.

Даяки 

Диккенс, славные матросы и загадка Арктики

Куда страшнее вынужденный каннибализм. Во-первых, это страшное испытание для человеческой психики, а во-вторых, — для всего общества. Страшную историю плота «Медузы» на «Площади Свободы» уже рассказывала искусствовед Алена Тоже.

Еще один хрестоматийно жуткий случай произошел в Великобритании в XIX веке и связан с открытием Северного морского пути. В 1845 года два британских корабля — «Террор» и «Эребус» — под предводительством 59-летнего сэра Джона Франклина отправились осваивать Арктику. В экспедиции приняли участие чуть больше 100 человек.

В один не очень прекрасный момент что-то пошло не так: оба корабля вместе с экипажами загадочным образом исчезли.

По-видимому, «Террор» и «Эребус» попросту не смогли высвободиться из ледяного плена и оказались навечно затерты арктическими льдами, а члены экипажа погибли. Еды не хватало, и некоторые из членов команды начали практиковать каннибализм.

Впервые об этом заговорил английский врач и путешественник Джон Рэй. В 1854 году он отправился изучать канадское побережье Северного Ледовитого океана.

Там он встретился с местными эскимосами. Они передали ему некоторые предметы, оставшиеся от пропавшей экспедиции, и рассказали о том, как умирал экипаж.

Они упомянули, что белые пришельцы ели себе подобных и были абсолютно истощены. Скорее всего, часть команды покинула корабли и отправилась на поиски помощи, но так и не нашла ее.

На основе рассказов эскимосов Рэй объявил, что каннибализм был, — и столкнулся с ожесточенной реакцией викторианского сообщества.

В мире благородных леди и галантных джентльменов это было немыслимо.  Чарльз Диккенс резко осудил Рэя и заявил, что такое поведение не присуще бравым морякам Королевского британского флота.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Другое дело эскимосы: опасные дикари и невежественные создания (сегодня авторы этих статей точно разорились бы на штрафах за неполиткорректность).
[/attention][/attention][/attention]

Поэтому их рассказы было предложено подвергнуть сомнению.

Версия о каннибализме нашла подтверждение много лет спустя — современные исследователи изучили найденные останки некоторых членов экипажа кораблей и обнаружили свидетельства того, что мясо с их костей не было съедено дикими зверями. Скорее всего, его аккуратно срезали ножом.

Дэн Симмонс в 2007 году написал роман о судьбе «Террора» и «Эребуса», а в прошлом году вышел сериал от канала AMC. Так что если хотите посмотреть на подробную хронику событий, насладиться эскимоской мифологией, а заодно разобраться, как непогрешимые британские моряки из фантазий Диккенса могли решиться на страшное — посмотрите «Террор», там всего 10 эпизодов.

Современные каннибалы

Не думайте, что это такие скромные, неприметные ребята. Среди них есть настоящие звезды. Чаще всего, правда, каннибализм сопровождает психическое расстройство вроде параноидальной шизофрении или социопатии.

Одним из самых известных каннибалов современности был японский «Ганнибал Лектер», Иссей Сагава. Франкофил, эстет и интересный собеседник. В 80-х годах прошлого века Сагава приехал в Париж, чтобы учиться в Сорбонне. Там он встретил очаровательную студентку — голландку Рене Хартевельт.

Их роман длился месяц: они считали друг другу стихи, разговаривали о прекрасном и всячески наслаждались жизнью.

В один погожий денек Сагава убил Рене, расчленил ее, отведал и отправился в кино — отдохнуть и развеяться. Останки возлюбленной он оставил в Булонском лесу.

Его быстро арестовали.

Он решил заняться литературой — благо, времени в тюрьме было хоть отбавляй. Сагава написал автобиографическую книгу-исповедь под названием «В тумане». Она быстро стала бестселлером.

В Казани тоже был свой каннибал: серийный убийца Алексей Суклетин, известный как «Казанский людоед» или «Аллигатор». С 1979 по 1985 год он убил и съел минимум 7 человек, и в этом ему помогала его девушка, Мадина Шакирова.

В отличие от экстравагантного японца, Суклетин не привлекал внимания и жил незаметно: работал сторожем в пригороде Казани, в Васильево, казался начитанным, умным, но тихим человеком, не любящим шумные компании. На самом деле Суклетин мечтал убивать. О своём желании он сообщил Шакировой, и та согласилась ему помочь. Они вместе убивали молодых девушек. Суклетин насиловал жертв, перерезал им горло, расчленял и ел.

Сначала Суклетина задержали по обвинению в вымогательствах: он вместе с Шакировой вел небольшой «бизнес». Она брала такси и соблазняла шофера. Если шофер поддавался, то, как только он уединялся с Мадиной в ее доме, туда приходил Суклетин с сообщником. Они изображали мужа и брата, угрожали избиением и требовали денег.

Представьте, какой шок был у следователей, когда они обнаружили в доме сторожа «полведра топленого сала» из человечины и человеческие кости. Суклетина арестовали и вскоре расстреляли. Мадина получила 15 лет тюрьмы.

В отличие от Суклетина, еще одному известному каннибалу, немцу Армину Майвесу удалось отделаться тюремным заключением.

Он известен тем, что в начале 2000-х дал объявление в интернете, что ищет человека, готового быть съеденным. Вы не поверите, но такой человек нашёлся.

Программист компании Siemens AG Юрген Брандес написал Майвесу: «Надеюсь, Вы пишете это серьёзно. Я действительно хочу этого».

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Мужчины встретились, занялись сексом, а после этого Майвес отрезал пенис Брандеса. Партнеры вместе съели его. Затем он убил Браденса. Его мясом он питался десять месяцев. Майвеса арестовали после очередного объявления о поиске жертвы. Его признали виновным в непредумышленном убийстве и дали 8,5 лет лишения свободы. В тюрьме Майвес стал убежденным вегетарианцем и эко-активистом.
[/attention][/attention][/attention]

До сих пор возникают споры, можно ли считать жертвой Браденса, если он сам хотел быть съеденным — и как относиться к тем, кто такие желания исполняет. Ужас в том, что Майвес — далеко не единственный убийца, воспользовавшийся странными фантазиями своей жертвы. Но это уже совсем другая история.

Источник: https://svobody.pl/posts/kannibalizm-kak-lyudi-edyat-lyudey

+14..Племена каннибалов: мамбила, ангу, бачесу и другие…Слабонервным не читать.

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей
vseneobichnoe

В диких племенах даже сегодня находится небезопасно. И не по тому, что туземцы не признают более развитую половину человечества, а по той причине, что незваный гость может запросто стать изысканным ужином.

От южных морей до Ванкувера, от Вест-Индии до Ист-Индии, в Полинезии, Меланезии, Австралии и Новой Зеландии, Северной, Восточной, Западной и Центральной Африке, на всей территории Южной Америки – каннибализм явление довольно распространенное.Одним из таких племен-каннибалов и сегодня является мамбила, хотя, согласно общепринятому закону, подобные «пиршества» строго караются. Племя проживает небольшой группой в Нигерии, это Западная Африка. Первые сообщения о массовых поеданиях людей стали поступать от членов благотворительных миссий еще в середине 20 века. Ведь тогда каннибализм был строго обязателен для всего населения, от мала до велика. Согласно поверью, тела врагов поедались прямо на месте боя. Мясо отрезалось большим ножом. Считалось, что сила врага перейдет к победителям вместе с его плотью.«До последнего времени все мамбилы поголовно были каннибалами и могли бы оставаться таковыми, если бы только не страх перед властями. Они обычно съедали мясо убитых на войне врагов, а к таковым относились и жители соседней деревни, с которыми они заключали браки во время мира. Таким образом, вполне мог произойти такой случай, когда воин пожирал труп своего родственника. Были случаи, когда во время стычки между двумя деревнями мамбилы убивали и съедали братьев своих жён. Однако они никогда не ели своего тестя, т.к. это, по их мнению, могло вызвать серьёзное заболевание или даже преждевременную смерть.В каннибализме мамбилов религиозные представления не играли особой роли. Когда их об этом спрашивали, то туземцы просто отвечали, что едят человеческую плоть, потому что она – мясо. Когда они убивали врага, то разрезали на куски его тело и съедали обычно в сыром виде без всяких формальностей. Отдельные куски они приносили домой для стариков, которые тоже лакомились ими из-за своей неуёмной страсти к такому продукту. Они съедали даже внутренности человека, которые перед этим извлекали, мыли и варили.Черепа врагов, как правило, сохранялись. И, когда молодые люди впервые отправлялись на войну, их заставляли пить либо пиво, либо особое снадобье из черепа, чтобы вселить в них больше мужества. Женщинам, однако, не позволялось есть человеческую плоть, как женатым мужчинам запрещалось питаться мясом женщин, убитых во время налёта на деревню. Но неженатые старики могли есть женское мясо сколько душе угодно», – писал в своей первой книге антрополог К.К. Мик.Подобных традиций придерживалось и племя ангу, которое обитало в горных районах на юго-западе Новой Гвинеи. Это племя и сегодня считается одним из самых воинственных и кровожадных. Но в пищу шли не только убитые враги. Нередко на стол попадали и родители, которые поедались до того, как впадут в старческое слабоумие или потеряют память. Для ритуального убийства приглашали мужчину из другой семьи. За определенную плату он убивал старика. Нередко ритуал убийства сопровождался групповым гомосексуальным изнасилованием мальчика, не достигшего 14 лет. После этого тело омывалось и поедалось. Все, кроме головы. Перед нею проводились магические ритуалы, молились, с ней советовались и ее просили о помощи и защите.В Новой Гвинее человеческую плоть обычно варили, но гораздо реже встречался обычай тушить её. Пенис, считавшийся особо почитаемой пищей, рассекался пополам и поджаривался на раскалённых углях. Лучшими частями тела, настоящими “деликатесами”, там называли язык, руки, ступни ног и грудные железы. Мозг, извлечённый из “большой дыры” в сваренной голове, разрезался на кусочки, которые были самым лакомым угощением. Кишки и прочие внутренности тоже съедались, как яичники и женские наружные половые органы, к тому же очень многие члены племени предпочитали есть такое мясо сырым.Не лучший прием ожидал и незваных гостей. Если в деревню доставлялись одновременно два пленника, в этих племенах убивали сразу одного из них на глазах другого и зажаривали, чтобы вторая жертва видела жуткую предсмертную агонию соплеменника. Другим проявлением утончённого варварства были заострённые щепки, которые втыкали в тело жертвы, а затем поджигали.Несколько более гуманными считаются племена бачесу (Уганда), тукано, кобене, жумано (Амазония). Они поедают только трупы умерших родственников. Причем это – знак истинного уважения к почившему. К трапезе приступают примерно через месяц. Тогда полуразложившийся труп кладут в огромный металлический чан и варят до тех пор, пока весь этот «суповой набор» не начнет жутко вонять. Да, труп варится без воды, поэтому к моменту «готовки» в чане остаются одни угольки. Позже, угли растирают в порошок и используют в виде специй, а так же как одно из составляющих «напитка мужества». Его должны пить все воины племени. Утверждают, что это помогает им быть более мужественными и мудрыми.Впрочем, охота за «белым мясом» продолжается и сегодня. Естественно, теперь это носит больше скрытый характер, и никто из современных каннибалов о своих вкусовых пристрастиях не станет кричать. Однако все знают, что такие дикие привычки неискоренимы, ведь человечина – своего рода особый наркотик.

источник


. ?

|

vseneobichnoe

Депутаты Госдумы подготовили поправки в закон “О воинской обязанности и военной службе” и направили документ в Минобороны.

По сведениям издания, депутаты Госдумы предлагают разрешить военную службу всем женщинам в возрасте от 18 до 27 лет.Одна из авторов поправок, депутат Госдумы Татьяна Москалькова заявила, что главная идея женского призыва — уравнять женщин в правах с мужчинами.”Не надо стимулировать женщин идти в армию. Нужно просто тех, кто уже замотивирован и хотел бы служить, не лишать их этой возможности. Это обусловлено гендерным равенством и правом женщины служить в Вооруженных силах”, — отметила она.Напомним, идея о подготовке законопроекта о призыве женщин в армию появилась в Госдуме в конце прошлого года.В ходе опроса исследовательского центра портала Superjob.ru выяснилось, что примерно половина респондентов (49%) одобряет идею добровольного призыва женщин в армию. Однако большинство потенциальных “призывниц” (в возрасте от 18 до 27 лет), служить в армии не хотят. “У меня муж и маленькая дочка — это посложнее армии!”; “Сейчас жизнь так интересна! Просто нет времени”; “Женщины должны рожать и воспитывать детей”, — говорят участницы опроса.

источник


.

Источник: https://vseneobichnoe.livejournal.com/1275076.html

Последние племена каннибалов в Папуа Новой Гвинее

Племена каннибалов, которые до сих пор едят людей

Эпоха Людовика XIV — блестящая и пышная, как и сам «король-солнце», но под внешним блеском дворцов кипели страсти и лежал целый мир, где жены травили мужей, отцов и братьев, а «порошок наследника» был самым ходовым товаром у многочисленных ворожей и колдунов.

Аббаты служили «черные мессы» над обнаженными женскими телами, а офицеры гвардии открывали алхимические лаборатории, продавая отраву всем желающим.

Знаменитое «Дело о ядах» с 1675 по 1682 годы наделало столько шума, что даже Александр Дюма-отец напишет о нем в своем произведении «История знаменитых преступлений». 

Маркиза-отравительница

Портрет Маркизы де Бренвилье

«В этой женщине было одновременно нечто и от Локусты, и от Мессалины; даже в древности мы не находим ничего подобного». Так описывает Дюма маркизу де Бренвилье, с которой и началось «Дело о ядах».

Мари-Мадлен-Маргарита — так звали будущую маркизу — родилась в 1630 году в семье весьма влиятельного и богатого судьи. Как утверждает британская исследовательница Анна Сомерсет в своей книге «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV», детство у будущей маркизы не задалось.

В семилетнем возрасте она потеряла девственность, а позже, уже в возрасте десяти лет, сожительствовала со своими родными братьями, как она утверждала в своих воспоминаниях: «совершала инцест три раза в неделю, возможно, триста раз». Неизвестно, насколько об этом был осведомлен ее отец, но когда ее выдали за маркиза де Бренвилье, Мари продолжила вести распутный образ жизни, поощряемая супругом — таким же распутником и мотом.

Когда пошли слухи о том, что замужняя дочь в открытую появляется в обществе со своим новым любовником, гвардейским офицером, капитаном Жаном де Сент-Круа, ее отец решил устроить парочке размолвку, и посадил молодого человека в Бастилию.

Там капитан познакомился с итальянским алхимиком по имени Антонио Экзили, также известныма как Николо Эгиджио, профессиональным отравителем, ранее служившим шведской королеве Кристине.

Обучившись во время заключения мастерству изготовления ядов, после освобождения Жан собрал свою алхимическую лабораторию.

Правда, Анна Сомерсет в своей книге подвергает это сомнению: за шесть недель в тюрьме де Сент-Круа не овладел бы тонкостями такого искусства. В большей степени обучению мог способствовать придворный ученый Кристоф Глазер, с которым по службе мог пересекаться гвардейский офицер. Глазер был видным ученым своей эпохи.

Он известен как автор книги с безобидным по нашим меркам названием «Справочник по химии» (1663), пережившей множество изданий. В ней он предлагал рецепты исцеляющего порошка из черепа человека, умершего от насильственной смерти, или мази из раствора, извлеченного из свежей мочи детей в возрасте от восьми до двенадцати лет.

Также в его честь назван минерал глазерит.

Любовница Сент-Круа быстро прознала о его умениях, а по слухам, даже помогала в тестировании действия ядов, давая их своим слугам и пациентам городских лечебниц для бедняков. Позже мадам де Бренвилье утверждала, что Глазер разработал уникальную формулу, которая намного превосходит более легкодоступные яды и которую Сент-Круа приобрел у него.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
Набравшись опыта, маркиза через своего доверенного слугу по имени Гаскон начала травить своего отца.
[/attention][/attention][/attention]

Лакей подмешивал небольшие дозы яда в еду в течение восьми месяцев, а когда отец уже лежал на смертном одре, дочь сама ухаживала за больным, подмешивая последние дозы яда ему в бульон.

Став наследницей немалого состояния и быстро его промотав, маркиза взялась за братьев, устроив к ним на службу другого доверенного слугу, Жана Амелена со странным прозвищем Лашоссе (фр. «тротуар»).

Маркиза травит отца

Тот отлично втерся в доверие, и совершал свою черную работу так, что в конце, последний из умирающих братьев, уже понимая, что его травят, все еще доверял Амелену. Когда оба брата скончались в мучениях, маркиза решила избавиться и от сестры-монахини, а заодно и от дочери. Но тут вмешалась случайность.

Дело в том, что ее любовник, де Сент-Круа уже давно побаивался своей возлюбленной, поэтому собирал на всякий случай доказательства ее дел. В небольшой шкатулке он хранил письма, где маркиза признавалась в убийстве отца, а также флаконы с ядом.

По одной из версий, однажды в процессе очередного алхимического эксперимента капитан надышался испарений и умер; полиция обнаружила в его лаборатории доказательства преступлений, от которых вздрогнул весь Париж.

Правда, Сомерсет утверждает, что все было гораздо прозаичней: горе-алхимик просто умер после болезни — а вот история со шкатулкой, кажется, правдивая.

Маркизу подвела её же собственная глупость. После смерти Сент-Круа никто не собирался проводить какое-либо расследование. В самом начале процесса в руке мертвого был обнаружен бумажный свиток с надписью «Мое признание».

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Поскольку капитана тогда не подозревали ни в каких преступлениях, было решено, что тот просто признается в мелких грешках — а значит, бумага попадает под тайну исповеди — и по общему согласию ее сожгли. И никто не стал бы интересоваться шкатулкой, если бы не пришел лакей маркизы, и не стал требовать ее, вызвав таким образом подозрение полицейских.
[/attention][/attention][/attention]

Которое еще больше укрепилось, когда сама маркиза прибыла к начальнику полиции с требованием отдать ей эту самую шкатулку. После такого интереса маркизы, у которой недавно так удачно для нее скончался отец и два брата, полицейские решили проверить, что лежит в заветной шкатулке. И обнаружили там обличающие маркизу документы и некие вещества во флаконах.

Решили проверить флаконы на животных. Кошка, собака и петух скончались в мучениях, подтвердив, что там были яды, и полиция, арестовав слугу и пытав его, выяснила про дела маркизы, а та, ударилась в бега.

Арест маркизы

Ее арестовали через некоторое время в монастыре, где она написала «Исповедь», в которой рассказала и о сексуальной связи с братьями, и об убийствах. Во время конвоирования до Парижа она много раз пыталась покончить с собой, неоднократно глотая стекло и булавки, а также, как пишет в своей книге Анна Сомерсет, пыталась пронзить себя острой палкой, вставленной во влагалище.

Пытка маркизы: отравительницу заставили выпить 16 пинт воды

После расследования и многочисленных пыток в июле 1676 года король приказал казнить маркизу, несмотря на ее высокое положение — и палач обезглавил ее на площади. После этого тело сожгли, а пепел развеяли над городом, и вроде бы все должно было успокоиться.

Париж сатанистов и отравителей

Перед тем как отправиться на эшафот, на суде маркиза де Бренвилье заявила следующее: «Половина тех, кого я знаю, — людей знатных — занята тем же, что и я… Я потяну их за собой, если решу заговорить».

Она вполне могла это знать, так как вращалась в высоких кругах — среди этой самой знати. Король, взбудораженный этим заявлением, приказал генералу-лейтенанту парижской полиции Габриэлю Никола де ла Рейни вплотную заняться расследованием.

Генерал занялся, раскопав немало любопытной информации.

Адвокат по фамилии Перрен донес генералу, что на одной из пирушек встретил гадалку по имени Мари Босс: та хвалилась, что к ней ходят многие знатные дамы за ядами. К ней была отправлена жена одного из полицейских. Та пожаловалась на мужа, и гадалка вручила ей баночку с ядом, после чего была арестована — и начала сдавать своих подельниц и соперниц по опасному бизнесу. 

Оказалось, что весь Париж опутан сетью колдунов, астрологов и ворожей, которые по заказу занимаются гаданием, а если клиенту хочется — и подправлением судьбы с помощью колдовских ритуалов и яда.

И что самое неприятное — к ним часто обращаются женщины из высшего света, которым надоел муж или богатенький отец.

Парижане даже с иронией стали называть яд «порошком наследников», настолько этот способ решения финансовых проблем был популярен.

Страх перед отравителями был так велик, что как писал современник, в городе стояла атмосфера полного недоверия окружающим: «Каждый глаз не спускал с соседа, и даже члены одной семьи подозревали друг друга… Брат или сестра не решались есть или пить то, что им подавали другой брат или другая сестра». 

[attention type=red][attention type=yellow][attention type=green]
Да и сами ворожеи друг друга отнюдь не жаловали. Например, когда гадалка по имени Монтиньи гостила у коллеги по имени Ла Шерон, она вытерла лицо платком, оставленным Мари Босс — и у нее начало резко опухать лицо. Колдуньи решили, что платок был пропитан токсичным веществом, и Ла Шерон спасла подругу, помочившись в туфлю, и заставив ее выпить, вызвав таким образом рвоту.
[/attention][/attention][/attention]

По приказу короля для расследования подобных преступлений была создана «Огненная палата». В 16-м веке аналогичный трибунал учреждали для рассмотрения дел о ереси. По традиции он заседал в Арсенале, в комнате, обтянутой черной тканью и освещенной факелами.

Людовик XIV

Гадалки и ворожеи занимались и другими услугами для знатных дам — изготавливали приворотные зелья и принимали караемые в то время смертной казнью аборты.

Причем это не мешало им считать себя образцовыми христианками.

Например, одна из них, мадам Лепер, заявляла, что она спасала души зародышей, так как крестила их и хоронила на освященном кладбище, хотя многие просто закапывали их в саду или сжигали в печи.

После ареста многих гадалок, вскрылись другие подробности их деятельности. Оказалось, что кроме простого отравления, знатные дамы иногда заказывали «черные мессы» — обряды сатанистов, в которых участвовали некоторые священники. 

Арестовав одного из них, некоего аббата Гибура, полицейские узнали, как проходили такие мессы. Для этого нужна была девушка и часто это были сами гадалки, но иногда пользовались проституткой, а были случаи, когда сами благородные дамы участвовали в подобном ритуале.

Черная месса

Обнаженная женщина лежала на матрасе, опираясь на два стула, расположенных довольно близко друг к другу.

Голова высовывалась назад через одну сторону, находясь на подушке, помещенной в другое немного более низкое кресло, в то время как на другом конце ноги оставались висящими.

[attention type=green][attention type=red][attention type=yellow]
На ее живот клали крест и чашу и над ним читали заклинание, принося в жертву ребенка, которого обычно покупали у нищих. Кровь ребенка сливали в чашу, а из внутренностей и сердца делали магические эликсиры.
[/attention][/attention][/attention]

Рассказывая о «черных мессах», Гибур упомянул такие подробности, от которых уже сам король Луи пришел в замешательство.

Всесильная фаворитка 

«Соседка»

Как утверждал аббат-сатанист, в нескольких ритуалах участвовала мадам де Монтеспан, фаворитка Людовика-XIV, родившая ему семерых детей, и долгое время имевшая на него неограниченное влияние. При этом, Гибур утверждал, что дама во время ритуала была обнажена, и лишь лицо и одну грудь она закрыла вуалью. Целью же «черной мессы» было вернуть утраченное на короля влияние.

Тряхнув других арестованных ворожей, выяснили, что к одной из них, наиболее знаменитой Катри́н Монвуазе́н по прозвищу «Соседка», не раз приходила служанка фаворитки, мадемуазель Дэз-Ойе, и заказывала приворотные зелья.

А тот же аббат Гибур рассказал о ритуале, в котором участвовала мадемуазель Дэз-Ойе, целью которого была смерть короля. В чашу налили ее менструальную кровь, затем некий англичанин, имени которого аббат не назвал, мастурбировал в сосуд, после чего туда добавили кровь и муку из сушеных летучих мышей и прочитали над этим заклинание.

Более того, дочь этой самой «Соседушки», призналась, что ее мать хотела по заказу мадемуазель Дэз-Ойе отравить короля, передав ему прошение, написанное на бумаге, пропитанной токсичным веществом. Также она планировала убить новую фаворитку любвеобильного Луи, Анжелику де Фонтанж, продав ей отравленные перчатки и кусок ткани.

После таких открытий король, не желавший выносить сор из избы, лично изъял и уничтожил все признания, бросавшие тень на его фаворитку, а все, кто давал показания против нее, были отправлены в дальние крепости, и так и сгнили там. Деятельность же «Огненной палаты» была постепенно свернута.

Самое же любопытное, что несмотря на то, что по делу отравителей проходили принцесса, три герцога, три маркиза, четыре герцогини, две графини, одна виконтесса и многочисленные нетитулованные дворяне, казнена была только маркиза де Бренвилье. Остальные либо получили штрафы, либо уехали на время из страны, либо вообще отделались легким испугом. Мадам де Монтеспан не получила никакого наказания, но король окончательно охладел к ней.

Мадам де Монтеспан с детьми от короля

А вот простонародье пострадало гораздо больше. Казнили тридцать шесть человек, в основном изготовителей ядов. В их числе на костер отправилась «Соседушка». Она до последнего отбивалась от охраны и даже пыталась затушить костер. На ее казнь привели посмотреть ее четырнадцатилетнюю дочь, чтобы она не повторила судьбу матери.

[attention type=yellow][attention type=green][attention type=red]
Гибур же, как и другие священники-сатанисты, которые были арестованы по этому делу, отправились в тюрьмы, где и умерли.
[/attention][/attention][/attention]

В 1682 году король объявил вне закона деятельность всех магов, колдунов и ворожей. И если это и дало какой-то эффект, то временный. Еще при жизни «короля-солнце», в 1702 году полиция разгромила новую сеть колдунов, ворожей и отравительниц, возглавляемую Марией-Анной де Ла Вилле. В детстве она увлекалась оккультизмом, и пыталась вызвать демонов.

Затем создала команду из охотников на сокровища, которые пытались искать их с помощью заклинаний. Позже она открыла свои «салоны магии», где занималась тем же, за что в свое время казнили десятки человек.

Во время расследования выяснилось, что частью высокопоставленных клиентов Ла Вилле были бывшие клиенты «Соседушки», все еще нуждавшиеся в черной магии и «порошке наследников».

Подробнее дело о ядах разбирается в книге Анны Сомерсет «Дело о ядах: убийства, инфантицид и сатанизм при дворе Людовика XIV» и документальном фильме «Тайны Парижа. Дело о ядах. Загробные тайны / L’affaire des poisons, et Secrets d’outre tombe».

Источник: https://klikabol.mirtesen.ru/blog/43580366505/Poslednie-plemena-kannibalov-v-Papua-Novoy-Gvinee

Источник: https://airinsail.ru/plemena-kannibalov-segodnya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.